21.11.2017

О соотношении уровня заработных плат в России и Китае

Исследование ИКСИ о зарплатах в России и КНР и особенностях китайской статистики.

В последнее время стало появляться все больше сообщений о том, что по уровню заработной платы в промышленности Китай обогнал Россию и другие развивающиеся страны. Однако расчеты, учитывающие особенности китайской статистики, показывают, что уровень зарплат в России в 2016 г. сопоставим с КНР. Рост курса рубля в 2017 г. с высокой вероятностью приведет к тому, что зарплаты в России окажутся выше уровня зарплат в Китае по итогам года.

В ряде недавних исследований утверждается, что уровень зарплат в Китае опережает показатели многих развивающихся экономик

На протяжении последних десяти лет на фоне высоких темпов роста китайской экономики официальная статистика КНР демонстрирует существенный рост доходов населения и заработных плат работников. Поскольку рост зарплат в конечном итоге ведет к исчезновению одного из глобальных конкурентных преимуществ китайской экономики (дешевой рабочей силы) и в перспективе может иметь серьезные последствия для мировой экономики в виде изменения инвестиционных и торговых потоков, в последнее время все больше исследований затрагивает вопрос сопоставления уровня заработной платы в КНР с другими странами.

В частности, в исследовании Bank of America Merrill Lynch приводятся оценки, в соответствии с которыми заработная плата в Мексике в 2016 г. в долларовом выражении была на 40% ниже аналогичного показателя в Китае (1). В исследовании Euromonitor International было показано, что в странах Латинской Америки почасовая зарплата в промышленности в 2016 г. была ниже, чем в КНР (2). Банк России также оценил, что годовая заработная плата в обрабатывающей промышленности РФ, выраженная в евро, в 2016 г. оказалась на 37% ниже соответствующего показателя для Китая (3).

К интерпретации результатов международных сопоставлений нужно подходить с осторожностью в связи с недостатками статистических данных, на которых они основываются

Важным условием проведения межстрановых сравнений является наличие сопоставимых данных. Это означает, что показатели, используемые для сравнения, должны быть рассчитаны по одинаковой или близкой методике. Возможность сопоставления статистических данных обеспечивается за счет следования национальными статистическими службами принятым на международном уровне статистическим стандартам. Однако в области статистики рынка труда международные стандарты пока действуют только в области занятости и безработицы (4). Единства между странами (особенно развивающимися) в методике расчета показателей заработной платы гораздо меньше. Показатели могут отличаться по источникам данным (административные данные, выборочные обследования, результаты переписей) по охвату категорий предприятий и работников, периодам проведения статистических наблюдений (5). Например, статистика Индии не охватывает всех занятых в промышленности, а в Мексике общенациональные данные доступны только с 2005 г. Официальная статистика КНР также имеет свою специфику, что накладывает еще больше ограничений на результаты международных сопоставлений.

С точки зрения сравнения конкурентоспособности производств в различных странах более важным показателем является не уровень заработной платы, а расходы работодателей на рабочую силу, которые помимо заработной платы включают в себя также затраты работодателей на социальное обеспечение и налоги на фонд оплаты труда. Однако доступность этих данных существенно ниже. Например, в последней версии базы данных Международной организации труда (МОТ) по ключевым показателям рынка труда приводятся данные о стоимости рабочей силы (labour cost per employee) лишь для 47 стран. Для сравнения: данные о среднемесячной заработной плате (average monthly earnings) в той же базе данных охватывают 132 страны (6).

В открытом доступе наиболее полные данные по затратам на рабочую силу (hourly compensation costs) до последнего времени были представлены на сайте Бюро трудовой статистики США. Сравнение стран проводилось в рамках программы международных сопоставлений (International Labor Comparisons, ILC). Однако в 2013 г. эта программа была остановлена из-за сокращения финансирования со стороны федерального правительства (7). Последние оценки затрат на рабочую силу были проведены на основе данных за 2012 г. При этом оценки по Китаю и Индии были представлены Бюро трудовой статистики не в общей таблице вместе с остальными странами, а отдельно, в связи с «недостатками данных и различиями в методологии» (8).

В настоящее время расчет показателей по схожей методике осуществляет исследовательская организация The Conference Board. Фактически данные The Conference Board являются продолжением рядов данных Бюро трудовой статистики с 2012 г. В комментариях к расчетам The Conference Board также ссылается на слабую международную сопоставимость данных по Китаю (9). На сайте организации последние имеющиеся оценки по Китаю и Индии относятся к 2014 г., для остальных стран приведены данные за 2015 г.

Данные по заработной плате в КНР не являются полностью репрезентативными, так как не охватывают всех категорий работников

В официальной статистике КНР отсутствует единый индикатор уровня заработной платы в промышленности и в экономике в целом. В материалах Национального бюро статистики (НБС) КНР можно встретить несколько показателей, оценивающих средний уровень заработной платы для различных категорий работников.

Во-первых, в статистическом ежегоднике НБС приводятся данные о среднем уровне заработной платы работников, занятых на городских предприятиях (average wage of employed persons in urban units) (10). Чаще всего именно этот показатель используют при описании динамики заработной платы в китайской экономике. Однако необходимо учитывать, что в предисловии к разделу о рынке труда в ежегоднике содержится оговорка о том, что под городскими предприятиясм в данном издании имеются в виду так называемые «городские предприятия нечастного сектора» (urban non-private units, 城镇非私营单位) (более подробное описание классификации предприятий в официальной статистике представлено в Приложении). По данным НБС, на долю предприятий данного сектора приходится только 23% от общей численности занятых в экономике КНР и менее половины (44%) от численности занятых среди городского населения.

Во-вторых, с 2009 г. НБС ежегодно публикует данные обследования заработной платы на городских предприятиях так называемого частного сектора (urban private units,城镇私营单位). К частному сектору относятся предприятия, созданные или контролируемые физическими лицами. Первые частные предприятия появились в КНР в начале 1990-х гг. В этот период частные предприятия занимали незначительную долю в структуре китайской экономики и в связи с этим были слабо представлены в официальной статистике, которая в основном осуществляла сплошное наблюдение за деятельностью предприятий, находившихся в государственной или коллективной собственности. Однако со временем доля занятых на таких традиционных предприятиях, входящих в состав упомянутого выше «нечастного сектора», снижалась, в то время как доля занятых, неучтенных в статистике, увеличивалась. В результате, официальная статистика была вынуждена расширить программу статистических наблюдений за предприятиями частного сектора. Согласно последним имеющимся данным, на долю этих предприятий приходится 28% численности занятых среди городского населения (Рис. 1).

В-третьих, НБС на ежегодной основе публикует оценки среднемесячной заработной платы внутренних трудовых мигрантов в КНР, полученные на основе опросных данных. Трудовые мигранты занимают значительную долю в составе рабочей силы китайской экономики. Согласно оценкам НБС, численность мигрантов достигает 36% от общей численности занятых в КНР, около половины из них (44%) трудится в городах. Однако большая часть мигрантов работает без трудового договора (65%) и, следовательно, может не учитываться официальной статистикой при обследовании городских предприятий.

Таким образом, имеющиеся данные НБС по заработной плате в Китае, по сути, относятся к различным категориям занятых. Более того, усреднение заработной платы по этим категориям работников также не представляется возможным, поскольку полная информация о структуре занятости в официальной статистике отсутствует (предоставляются лишь сведения об отдельных категориях занятых, в сумме не дающие 100%).

Неполный характер данных китайской статистики может быть продемонстрирован на примере обрабатывающей промышленности

Официальная статистика КНР предоставляет данные о распределении занятых по укрупненным секторам экономики. Более детальные данные об отраслевом распределении отсутствуют (Табл. 1). Оценки численности занятых по отдельным отраслям (например, по обрабатывающей промышленности) могут быть получены только опосредованно, на основе сопоставления показателей из различных источников.

По данным НБС, численность занятых в т.н. «вторичном секторе», к которому помимо обрабатываю¬щей промышленности относятся также добыча полезных ископаемых, производство и распределение электроэнергии, газа и воды, а также строительство, составляет 226,9 млн. человек. Однако точное распределение численности занятых по этим 4 видам деятельности неизвестно. Статистика НБС о структуре занятости охватывает только занятых на предприятиях «частного» и «нечастного» секторов, которые в общей сложности насчитывают 153,6 млн. человек. Информация об отраслевой принадлежности остальных 73,3 млн. занятых неизвестна (Рис. 2).

Таким образом, распространенная практика сопоставления зарплат в обрабатывающей промышленности между КНР и другими странами фактически основана на неполных данных. Общую численность занятых в обрабатывающей промышленности КНР можно оценить только приблизительно. Минимальная оценка численности занятых составляет 103,1 млн. человек (сумма занятых на предприятиях нечастного и частного секторов). Если предположить, что 50% неучтенных работников заняты в обрабатывающей промышленности, то оценка общей численности занятых в отрасли увеличится до 140 млн. чел. При этом данные по заработной плате известны только для 67 млн. человек (50,7 млн. занятых на городских предприятиях нечастного сектора и 16,3 млн. человек, которые, по оценкам, заняты на городских предприятиях частного сектора).

При использовании разных показателей официальной статистики КНР результаты сопоставления России и Китая существенно различаются

Если сравнить средний уровень заработной платы в обрабатывающей промышленности РФ с уровнем зарплат на городских предприятиях нечастного сектора в обрабатывающей промышленности КНР, то зарплаты в России по итогам 2016 г. окажутся на 30% ниже, чем на китайских предприятиях. Однако если использовать показатель зарплат на обрабатывающих предприятиях частного сектора КНР или среди внутренних трудовых мигрантов, то уровень зарплат в России уже не выглядит таким недооцененным (Рис. 3).

Если рассчитать средневзвешенное значение заработной платы в КНР, приняв заработную плату неучтенных работников равной оплате труда мигрантов, то уровень заработной платы в обрабатывающей промышленности КНР в 2016 г. составит 555 долл., что превышает российский показатель всего на 6,9%. По итогам 2017 г., с учетом роста курса рубля к основным валютам, в России можно ожидать существенного роста заработной платы в валютном выражении. Так, в январе-июле 2017 г. средняя заработная плата в обрабатывающей промышленности РФ увеличилась до 651 долл. в месяц, что на 25,3% выше среднемесячного показателя 2016 г.

Ссылки:

(1) Financial Times (2016) What cheap Labour? Head to Mexico, not China. URL: https://www.ft.com/content/bddc8121-a7a0-3788-a74c-cd2b49cd3230
(2) Financial Times (2017) Chinese wages now higher than in Brazil, Argentina and Mexico. URL: http://www.ftchinese.com/story/001071536/en
(3) Банк России (2017). Валютный курс и конкурентоспособность экономики // Аналитическая записка, № 6 Май 2017. URL: http://www.cbr.ru/Content/Document/File/16752/analytic_note_06.pdf

(4) http://dsbb.imf.org/Pages/SDDS/StatMethod.aspx

(5) ILO (2016) Key indicators of the labor market. 9th Edition. URL: http://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---dgreports/---stat/documents/publication/wcms_498929.pdf

(6) База данных ключевых показателей рынка труда МОТ. URL: http://www.ilo.org/global/statistics-and-databases/research-and-databases/kilm/lang--en/index.htm

(7) https://www.gpo.gov/fdsys/pkg/FR-2013-06-25/pdf/2013-15119.pdf

(8) https://www.bls.gov/fls/ichcc.pdf

(9) Описание источников данных и особенностей методологии в различных странах мира. URL: https://www.conference-board.org/retrievefile.cfm?filename=ilccompensationcountrynotesApr2016.pdf&type=subsite

(10) NBS (2016) China Statistical Yearbook 2016. URL: http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2016/indexeh.htm

Приложение

Классификация предприятий и система наблюдений за заработной платой в официальной китайской статистике

Система статистических наблюдений за заработной платой в Национальном бюро статистики (НБС) КНР основана на информации, собираемой из двух различных источников. Первый источник представляет собой мониторинг показателей рынка труда среди предприятий так «называемого нечастного сектора» (non-private units, 非私营单位). Второй источник охватывает деятельность предприятий частного сектора (private sector units, 私营单位).

Система наблюдений за заработной платой в частном секторе начала действовать в Китае только в 2009 г. Соответственно, до 2009 г. НБС публиковало данные о заработной плате только по предприятиям нечастного сектора. К нечастному сектору относятся предприятия, имеющие государственную, коллективную или смешанную форму собственности, а также предприятия, созданные с привлечением иностранных инвестиций. По факту не все предприятия данного типа являются государственными, часть из них имеет частных институциональных инвесторов.

Обследования предприятий двух секторов проводятся один раз в год, соответственно данные о занятости и заработной плате доступны только на годовой основе, квартальные и месячные данные не публикуются.

Мониторинг показателей занятости и заработной платы на предприятиях нечастного сектора осуществляется методом сплошного наблюдения. Предприятия обязаны сдавать отчетность через специально созданную электронную систему. Охват предприятий частного сектора статистическим наблюдением зависит от численности сотрудников. Предприятия с численностью занятых от 100 человек и выше участвуют в сплошном обследовании. Предприятия с численностью занятых от 20 до 99 человек подвергаются выборочному наблюдению. Выборочное обследование должно охватывать 10% предприятий данной категории. Что касается малых предприятий с численностью занятых 19 человек и менее, то оценка уровня заработной платы на этих предприятиях осуществляется косвенными методами, непосредственное наблюдение за ними не осуществляется.

Источники:

1. NBS (2016) National Statistical Yearbook. URL: http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2016/indexeh.htm

2. Lardy, N. (2014) Markets over Mao: The Rise of Private Business in China.

О соотношении уровня заработных плат в России и Китае
Исследование ИКСИ о зарплатах в России и КНР и особенностях китайской статистики.

В последнее время стало появляться все больше сообщений о том, что по уровню заработной платы в промышленности Китай обогнал Россию и другие развивающиеся страны. Однако расчеты, учитывающие особенности китайской статистики, показывают, что уровень зарплат в России в 2016 г. сопоставим с КНР. Рост курса рубля в 2017 г. с высокой вероятностью приведет к тому, что зарплаты в России окажутся выше уровня зарплат в Китае по итогам года.

В ряде недавних исследований утверждается, что уровень зарплат в Китае опережает показатели многих развивающихся экономик

На протяжении последних десяти лет на фоне высоких темпов роста китайской экономики официальная статистика КНР демонстрирует существенный рост доходов населения и заработных плат работников. Поскольку рост зарплат в конечном итоге ведет к исчезновению одного из глобальных конкурентных преимуществ китайской экономики (дешевой рабочей силы) и в перспективе может иметь серьезные последствия для мировой экономики в виде изменения инвестиционных и торговых потоков, в последнее время все больше исследований затрагивает вопрос сопоставления уровня заработной платы в КНР с другими странами.

В частности, в исследовании Bank of America Merrill Lynch приводятся оценки, в соответствии с которыми заработная плата в Мексике в 2016 г. в долларовом выражении была на 40% ниже аналогичного показателя в Китае (1). В исследовании Euromonitor International было показано, что в странах Латинской Америки почасовая зарплата в промышленности в 2016 г. была ниже, чем в КНР (2). Банк России также оценил, что годовая заработная плата в обрабатывающей промышленности РФ, выраженная в евро, в 2016 г. оказалась на 37% ниже соответствующего показателя для Китая (3).

К интерпретации результатов международных сопоставлений нужно подходить с осторожностью в связи с недостатками статистических данных, на которых они основываются

Важным условием проведения межстрановых сравнений является наличие сопоставимых данных. Это означает, что показатели, используемые для сравнения, должны быть рассчитаны по одинаковой или близкой методике. Возможность сопоставления статистических данных обеспечивается за счет следования национальными статистическими службами принятым на международном уровне статистическим стандартам. Однако в области статистики рынка труда международные стандарты пока действуют только в области занятости и безработицы (4). Единства между странами (особенно развивающимися) в методике расчета показателей заработной платы гораздо меньше. Показатели могут отличаться по источникам данным (административные данные, выборочные обследования, результаты переписей) по охвату категорий предприятий и работников, периодам проведения статистических наблюдений (5). Например, статистика Индии не охватывает всех занятых в промышленности, а в Мексике общенациональные данные доступны только с 2005 г. Официальная статистика КНР также имеет свою специфику, что накладывает еще больше ограничений на результаты международных сопоставлений.

С точки зрения сравнения конкурентоспособности производств в различных странах более важным показателем является не уровень заработной платы, а расходы работодателей на рабочую силу, которые помимо заработной платы включают в себя также затраты работодателей на социальное обеспечение и налоги на фонд оплаты труда. Однако доступность этих данных существенно ниже. Например, в последней версии базы данных Международной организации труда (МОТ) по ключевым показателям рынка труда приводятся данные о стоимости рабочей силы (labour cost per employee) лишь для 47 стран. Для сравнения: данные о среднемесячной заработной плате (average monthly earnings) в той же базе данных охватывают 132 страны (6).

В открытом доступе наиболее полные данные по затратам на рабочую силу (hourly compensation costs) до последнего времени были представлены на сайте Бюро трудовой статистики США. Сравнение стран проводилось в рамках программы международных сопоставлений (International Labor Comparisons, ILC). Однако в 2013 г. эта программа была остановлена из-за сокращения финансирования со стороны федерального правительства (7). Последние оценки затрат на рабочую силу были проведены на основе данных за 2012 г. При этом оценки по Китаю и Индии были представлены Бюро трудовой статистики не в общей таблице вместе с остальными странами, а отдельно, в связи с «недостатками данных и различиями в методологии» (8).

В настоящее время расчет показателей по схожей методике осуществляет исследовательская организация The Conference Board. Фактически данные The Conference Board являются продолжением рядов данных Бюро трудовой статистики с 2012 г. В комментариях к расчетам The Conference Board также ссылается на слабую международную сопоставимость данных по Китаю (9). На сайте организации последние имеющиеся оценки по Китаю и Индии относятся к 2014 г., для остальных стран приведены данные за 2015 г.

Данные по заработной плате в КНР не являются полностью репрезентативными, так как не охватывают всех категорий работников

В официальной статистике КНР отсутствует единый индикатор уровня заработной платы в промышленности и в экономике в целом. В материалах Национального бюро статистики (НБС) КНР можно встретить несколько показателей, оценивающих средний уровень заработной платы для различных категорий работников.

Во-первых, в статистическом ежегоднике НБС приводятся данные о среднем уровне заработной платы работников, занятых на городских предприятиях (average wage of employed persons in urban units) (10). Чаще всего именно этот показатель используют при описании динамики заработной платы в китайской экономике. Однако необходимо учитывать, что в предисловии к разделу о рынке труда в ежегоднике содержится оговорка о том, что под городскими предприятиясм в данном издании имеются в виду так называемые «городские предприятия нечастного сектора» (urban non-private units, 城镇非私营单位) (более подробное описание классификации предприятий в официальной статистике представлено в Приложении). По данным НБС, на долю предприятий данного сектора приходится только 23% от общей численности занятых в экономике КНР и менее половины (44%) от численности занятых среди городского населения.

Во-вторых, с 2009 г. НБС ежегодно публикует данные обследования заработной платы на городских предприятиях так называемого частного сектора (urban private units,城镇私营单位). К частному сектору относятся предприятия, созданные или контролируемые физическими лицами. Первые частные предприятия появились в КНР в начале 1990-х гг. В этот период частные предприятия занимали незначительную долю в структуре китайской экономики и в связи с этим были слабо представлены в официальной статистике, которая в основном осуществляла сплошное наблюдение за деятельностью предприятий, находившихся в государственной или коллективной собственности. Однако со временем доля занятых на таких традиционных предприятиях, входящих в состав упомянутого выше «нечастного сектора», снижалась, в то время как доля занятых, неучтенных в статистике, увеличивалась. В результате, официальная статистика была вынуждена расширить программу статистических наблюдений за предприятиями частного сектора. Согласно последним имеющимся данным, на долю этих предприятий приходится 28% численности занятых среди городского населения (Рис. 1).

В-третьих, НБС на ежегодной основе публикует оценки среднемесячной заработной платы внутренних трудовых мигрантов в КНР, полученные на основе опросных данных. Трудовые мигранты занимают значительную долю в составе рабочей силы китайской экономики. Согласно оценкам НБС, численность мигрантов достигает 36% от общей численности занятых в КНР, около половины из них (44%) трудится в городах. Однако большая часть мигрантов работает без трудового договора (65%) и, следовательно, может не учитываться официальной статистикой при обследовании городских предприятий.

Таким образом, имеющиеся данные НБС по заработной плате в Китае, по сути, относятся к различным категориям занятых. Более того, усреднение заработной платы по этим категориям работников также не представляется возможным, поскольку полная информация о структуре занятости в официальной статистике отсутствует (предоставляются лишь сведения об отдельных категориях занятых, в сумме не дающие 100%).

Неполный характер данных китайской статистики может быть продемонстрирован на примере обрабатывающей промышленности

Официальная статистика КНР предоставляет данные о распределении занятых по укрупненным секторам экономики. Более детальные данные об отраслевом распределении отсутствуют (Табл. 1). Оценки численности занятых по отдельным отраслям (например, по обрабатывающей промышленности) могут быть получены только опосредованно, на основе сопоставления показателей из различных источников.

По данным НБС, численность занятых в т.н. «вторичном секторе», к которому помимо обрабатываю¬щей промышленности относятся также добыча полезных ископаемых, производство и распределение электроэнергии, газа и воды, а также строительство, составляет 226,9 млн. человек. Однако точное распределение численности занятых по этим 4 видам деятельности неизвестно. Статистика НБС о структуре занятости охватывает только занятых на предприятиях «частного» и «нечастного» секторов, которые в общей сложности насчитывают 153,6 млн. человек. Информация об отраслевой принадлежности остальных 73,3 млн. занятых неизвестна (Рис. 2).

Таким образом, распространенная практика сопоставления зарплат в обрабатывающей промышленности между КНР и другими странами фактически основана на неполных данных. Общую численность занятых в обрабатывающей промышленности КНР можно оценить только приблизительно. Минимальная оценка численности занятых составляет 103,1 млн. человек (сумма занятых на предприятиях нечастного и частного секторов). Если предположить, что 50% неучтенных работников заняты в обрабатывающей промышленности, то оценка общей численности занятых в отрасли увеличится до 140 млн. чел. При этом данные по заработной плате известны только для 67 млн. человек (50,7 млн. занятых на городских предприятиях нечастного сектора и 16,3 млн. человек, которые, по оценкам, заняты на городских предприятиях частного сектора).

При использовании разных показателей официальной статистики КНР результаты сопоставления России и Китая существенно различаются

Если сравнить средний уровень заработной платы в обрабатывающей промышленности РФ с уровнем зарплат на городских предприятиях нечастного сектора в обрабатывающей промышленности КНР, то зарплаты в России по итогам 2016 г. окажутся на 30% ниже, чем на китайских предприятиях. Однако если использовать показатель зарплат на обрабатывающих предприятиях частного сектора КНР или среди внутренних трудовых мигрантов, то уровень зарплат в России уже не выглядит таким недооцененным (Рис. 3).

Если рассчитать средневзвешенное значение заработной платы в КНР, приняв заработную плату неучтенных работников равной оплате труда мигрантов, то уровень заработной платы в обрабатывающей промышленности КНР в 2016 г. составит 555 долл., что превышает российский показатель всего на 6,9%. По итогам 2017 г., с учетом роста курса рубля к основным валютам, в России можно ожидать существенного роста заработной платы в валютном выражении. Так, в январе-июле 2017 г. средняя заработная плата в обрабатывающей промышленности РФ увеличилась до 651 долл. в месяц, что на 25,3% выше среднемесячного показателя 2016 г.

Ссылки:

(1) Financial Times (2016) What cheap Labour? Head to Mexico, not China. URL: https://www.ft.com/content/bddc8121-a7a0-3788-a74c-cd2b49cd3230
(2) Financial Times (2017) Chinese wages now higher than in Brazil, Argentina and Mexico. URL: http://www.ftchinese.com/story/001071536/en
(3) Банк России (2017). Валютный курс и конкурентоспособность экономики // Аналитическая записка, № 6 Май 2017. URL: http://www.cbr.ru/Content/Document/File/16752/analytic_note_06.pdf

(4) http://dsbb.imf.org/Pages/SDDS/StatMethod.aspx

(5) ILO (2016) Key indicators of the labor market. 9th Edition. URL: http://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---dgreports/---stat/documents/publication/wcms_498929.pdf

(6) База данных ключевых показателей рынка труда МОТ. URL: http://www.ilo.org/global/statistics-and-databases/research-and-databases/kilm/lang--en/index.htm

(7) https://www.gpo.gov/fdsys/pkg/FR-2013-06-25/pdf/2013-15119.pdf

(8) https://www.bls.gov/fls/ichcc.pdf

(9) Описание источников данных и особенностей методологии в различных странах мира. URL: https://www.conference-board.org/retrievefile.cfm?filename=ilccompensationcountrynotesApr2016.pdf&type=subsite

(10) NBS (2016) China Statistical Yearbook 2016. URL: http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2016/indexeh.htm

Приложение

Классификация предприятий и система наблюдений за заработной платой в официальной китайской статистике

Система статистических наблюдений за заработной платой в Национальном бюро статистики (НБС) КНР основана на информации, собираемой из двух различных источников. Первый источник представляет собой мониторинг показателей рынка труда среди предприятий так «называемого нечастного сектора» (non-private units, 非私营单位). Второй источник охватывает деятельность предприятий частного сектора (private sector units, 私营单位).

Система наблюдений за заработной платой в частном секторе начала действовать в Китае только в 2009 г. Соответственно, до 2009 г. НБС публиковало данные о заработной плате только по предприятиям нечастного сектора. К нечастному сектору относятся предприятия, имеющие государственную, коллективную или смешанную форму собственности, а также предприятия, созданные с привлечением иностранных инвестиций. По факту не все предприятия данного типа являются государственными, часть из них имеет частных институциональных инвесторов.

Обследования предприятий двух секторов проводятся один раз в год, соответственно данные о занятости и заработной плате доступны только на годовой основе, квартальные и месячные данные не публикуются.

Мониторинг показателей занятости и заработной платы на предприятиях нечастного сектора осуществляется методом сплошного наблюдения. Предприятия обязаны сдавать отчетность через специально созданную электронную систему. Охват предприятий частного сектора статистическим наблюдением зависит от численности сотрудников. Предприятия с численностью занятых от 100 человек и выше участвуют в сплошном обследовании. Предприятия с численностью занятых от 20 до 99 человек подвергаются выборочному наблюдению. Выборочное обследование должно охватывать 10% предприятий данной категории. Что касается малых предприятий с численностью занятых 19 человек и менее, то оценка уровня заработной платы на этих предприятиях осуществляется косвенными методами, непосредственное наблюдение за ними не осуществляется.

Источники:

1. NBS (2016) National Statistical Yearbook. URL: http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2016/indexeh.htm

2. Lardy, N. (2014) Markets over Mao: The Rise of Private Business in China.

Читать дальше

Сформировать заказ ( 0 )