22.03.2018

Вызовы для промышленности и экономическая политика Правительства РФ

Эксперты ИКСИ анализируют рейтинг ВЭФ и список «100 важных социально-экономических решений 2017» от Правительства РФ

Российская промышленность устаревает и не готова к будущей конкуренции с ведущими экономиками, но экономическая политика не направлена на реальное улучшение ситуации и не создает новые драйверы промышленного роста

Согласно докладу Всемирного экономического форума (ВЭФ) о готовности обрабатывающей промышленности  (далее – промышленности) 100 стран мира к будущим изменениям, российская промышленность будет не готова конкурировать с мировыми лидерами уже в среднесрочной перспективе. По оценке ВЭФ, ключевыми факторами, определяющими конкурентоспособность различных отраслей промышленности в будущем, станут развитие технологий и инноваций, человеческого капитала, торговли на международных рынках, инвестиций, инфраструктуры и институциональной среды, а также готовность к устойчивому развитию и уровень спроса на промышленную продукцию в стране.

Россия относится к числу стран с «традиционной и устаревающей» промышленностью

ВЭФ оценивает все страны по двум ключевым направлениям: по текущему уровню развития промышленной базы и по наличию факторов, способствующих росту промышленности в будущем. По оценке ВЭФ, 25 стран мира попадает в группу стран с развитой промышленной базой, которая имеет высокий потенциал для роста в будущем. К таким странам относятся прежде всего страны Европы, Канада, Китай, Израиль, Япония, Республика Корея, Малайзия, Сингапур и США. Так, по данным ВЭФ, 70% продаж роботов приходится на Китай, Германию, Японию, Республику Корея и США. На эти же страны, исключая США, приходится 80% бизнес-инвестиций в исследования и разработки в промышленности.

Россия, по классификации ВЭФ, занимает 35 место в мире по текущему уровню развития промышленной базы, при этом данный уровень обусловлен в большей степени масштабами промышленного производства, нежели сложностью и комплексностью промышленных процессов. Так, по доле обрабатывающей промышленности в ВВП страны Россия опережает в частности США, Великобританию и Францию (рис. 1). Однако по доле технологичных и высокотехнологичных отраслей в добавленной стоимости обрабатывающей промышленности Россия находится позади крупнейших экономик мира со значением показателя 25,6% по сравнению с 61,4% в Германии, 55,3% в Японии или 41,4% в Китае (см. рис. 2).

 

 

 

 

 

 

 

 

Более тревожным сигналом является то, что по наличию факторов, способствующих росту промышленности в будущем, Россия занимает лишь 43 место в рейтинге ВЭФ. В результате наша страна попадает в группу «традиционных и устаревающих» экономик, где в настоящий момент роль промышленности в экономике достаточно высока, но потенциал роста этого сектора в будущем низок.

Ключевыми проблемами российской промышленности являются слабая инновационность, низкая вовлеченность в международную торговлю, недоступность инвестиций и инфраструктуры и недостатки госрегулирования

Причиной низкой готовности российской промышленности к будущим изменениям является прежде всего низкая инновационная активность. Так, по уровню  расходов на исследования и разработки и объемам внедрения бизнесом новых технологий Россия занимает 61 и 62 места соответственно. Развитию инноваций слабо способствуют и госзакупки высокотехнологичных товаров (48 место), и привлечение иностранных инвестиций (87 место). Низкая степень взаимодействия между стейкхолдерами и неразвитость промышленных кластеров приводят к ограничениям в обмене технологиями между предприятиями промышленности и научными организациями.

Слабую готовность российской промышленности к будущему обуславливают также низкое качество транспортной и энергетической инфраструктуры (44 и 48 места), невовлеченность в международную торговлю (80 место), недоступность инвестиций, прежде всего кредитов для частного сектора (55 место), низкая эффективность госрегулирования (82 место) и слабая ориентация госполитики на долгосрочную перспективу (40 место).

Традиционными преимуществами России являются высокий уровень развития человеческого капитала и значительный внутренний рынок, однако и в этих направлениях у России слабые драйверы роста

В частности, в рейтинге ВЭФ у России низкие показатели по способности привлекать и удерживать таланты, по развитию профессионального образования и доступности повышения квалификации на рабочих местах. Российские университеты находятся на достаточно высоком 11 месте по качеству образования, но при этом уровень преподавания естественнонаучных дисциплин и доступность ученых и инженеров оценивается ВЭФ на достаточно низком уровне.

Наилучшее положение России в рейтинге ВЭФ (6 место) наблюдается по показателю объема внутреннего рынка, однако одним из доминирующих факторов для российских потребителей остается цена продукта, а множество иных факторов (качество, экологичность, инновационность и т.д.) в значительно меньшей степени принимаются во внимание, что осложняет развитие современных и экологически чистых производств (табл. 1).

Заявляемые российским правительством приоритеты социально-экономического развития не формируют какого-либо стратегического видения российской промышленности и экономики будущего

По итогам прошлого года Правительство РФ опубликовало «100 важных социально-экономических решений 2017 года». Ключевой проблемой данного списка является отсутствие каких-либо приоритетов и критериев отнесения тех или иных решений к важным для экономики страны. В списке сейчас есть и достаточно масштабные вопросы (об утверждении отраслевых стратегий), и меры регулирующего характера, которые не будут оказывать столь значительного воздействия на социально-экономическое развитие (об изменениях в правилах дорожного движения для улучшения организации движения на перекрёстках).

Большинство же наиболее важных по оценке Правительства мер традиционно касаются социальной сферы: продление программы материнского капитала, решение о повышении МРОТ до прожиточного минимума, урегулирование торговли лекарственными препаратами и др. Однако среди важных мер почти нет таких, которые могли бы, например, способствовать росту качества будущих трудовых ресурсов. Так, в списке практически нет мер в области образования (кроме принятия закона о развитии профессионального образования и утверждения проекта по развитию кадров в сфере здравоохранения). При этом развитие человеческого капитала становится одним из ключевых факторов развития промышленности будущего.

В сфере инновационного развития важным решением стало принятие закона об использовании информационно-телекоммуникационных технологий в здравоохранении (телемедицины), сохранение ряда льгот для ИТ-компаний и утверждение научно-технической программы для сельского хозяйства. Однако современная промышленность и экономика требует гораздо более активной политики по поддержке научных организаций, инновационных компаний, развитию технологичных промышленных кластеров и новых направлений, таких как робототехника или технологии новых материалов.

Объем принятых правительством важных решений в области международной торговли, инвестиций, инфраструктуры также не соответствует масштабу проблем в этих сферах. Так, преодоление катастрофического недостатка транспортной инфраструктуры требует сегодня масштабных программ по ее строительству, а не только точечных мер по актуализации нормативов затрат на содержание и ремонт автомобильных дорог и разработке предложений по развитию беспилотного транспорта.

Несмотря на то, что 2017 г. стал годом экологии в России, практически не уделяется внимания вопросу номер один в мировой экологической повестке – о снижении выбросов парниковых газов и предотвращении изменения климата (табл. 2). При этом неготовность российской промышленности к учету и снижению выбросов парниковых газов становится препятствием для доступа на международные рынки и к иностранным инвестициям уже сейчас.

В целом, опубликование списка 100 важных социально-экономических решений правительства в 2017 г. в очередной раз поднимает вопрос о необходимости повышения качества государственного средне- и долгосрочного планирования. Несмотря на принятие в 2014 г. закона «О стратегическом планировании в РФ», в настоящее время система такого планирования не работает и, соответственно, не способствует формированию видения экономики и промышленности будущего для обеспечения конкурентоспособности российских производств на мировых рынках.

При этом, как отмечает ВЭФ, развитие современных производств требует согласованных действий различных стейкхолдеров, а это означает, что одним из ключевых направлений работы правительства должно также стать укрепление взаимосвязей с бизнесом, научными, образовательными и общественными организациями для разработки мер, адекватных потребностям промышленности и экономики будущего.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вызовы для промышленности и экономическая политика Правительства РФ
Эксперты ИКСИ анализируют рейтинг ВЭФ и список «100 важных социально-экономических решений 2017» от Правительства РФ

Российская промышленность устаревает и не готова к будущей конкуренции с ведущими экономиками, но экономическая политика не направлена на реальное улучшение ситуации и не создает новые драйверы промышленного роста

Согласно докладу Всемирного экономического форума (ВЭФ) о готовности обрабатывающей промышленности  (далее – промышленности) 100 стран мира к будущим изменениям, российская промышленность будет не готова конкурировать с мировыми лидерами уже в среднесрочной перспективе. По оценке ВЭФ, ключевыми факторами, определяющими конкурентоспособность различных отраслей промышленности в будущем, станут развитие технологий и инноваций, человеческого капитала, торговли на международных рынках, инвестиций, инфраструктуры и институциональной среды, а также готовность к устойчивому развитию и уровень спроса на промышленную продукцию в стране.

Россия относится к числу стран с «традиционной и устаревающей» промышленностью

ВЭФ оценивает все страны по двум ключевым направлениям: по текущему уровню развития промышленной базы и по наличию факторов, способствующих росту промышленности в будущем. По оценке ВЭФ, 25 стран мира попадает в группу стран с развитой промышленной базой, которая имеет высокий потенциал для роста в будущем. К таким странам относятся прежде всего страны Европы, Канада, Китай, Израиль, Япония, Республика Корея, Малайзия, Сингапур и США. Так, по данным ВЭФ, 70% продаж роботов приходится на Китай, Германию, Японию, Республику Корея и США. На эти же страны, исключая США, приходится 80% бизнес-инвестиций в исследования и разработки в промышленности.

Россия, по классификации ВЭФ, занимает 35 место в мире по текущему уровню развития промышленной базы, при этом данный уровень обусловлен в большей степени масштабами промышленного производства, нежели сложностью и комплексностью промышленных процессов. Так, по доле обрабатывающей промышленности в ВВП страны Россия опережает в частности США, Великобританию и Францию (рис. 1). Однако по доле технологичных и высокотехнологичных отраслей в добавленной стоимости обрабатывающей промышленности Россия находится позади крупнейших экономик мира со значением показателя 25,6% по сравнению с 61,4% в Германии, 55,3% в Японии или 41,4% в Китае (см. рис. 2).

 

 

 

 

 

 

 

 

Более тревожным сигналом является то, что по наличию факторов, способствующих росту промышленности в будущем, Россия занимает лишь 43 место в рейтинге ВЭФ. В результате наша страна попадает в группу «традиционных и устаревающих» экономик, где в настоящий момент роль промышленности в экономике достаточно высока, но потенциал роста этого сектора в будущем низок.

Ключевыми проблемами российской промышленности являются слабая инновационность, низкая вовлеченность в международную торговлю, недоступность инвестиций и инфраструктуры и недостатки госрегулирования

Причиной низкой готовности российской промышленности к будущим изменениям является прежде всего низкая инновационная активность. Так, по уровню  расходов на исследования и разработки и объемам внедрения бизнесом новых технологий Россия занимает 61 и 62 места соответственно. Развитию инноваций слабо способствуют и госзакупки высокотехнологичных товаров (48 место), и привлечение иностранных инвестиций (87 место). Низкая степень взаимодействия между стейкхолдерами и неразвитость промышленных кластеров приводят к ограничениям в обмене технологиями между предприятиями промышленности и научными организациями.

Слабую готовность российской промышленности к будущему обуславливают также низкое качество транспортной и энергетической инфраструктуры (44 и 48 места), невовлеченность в международную торговлю (80 место), недоступность инвестиций, прежде всего кредитов для частного сектора (55 место), низкая эффективность госрегулирования (82 место) и слабая ориентация госполитики на долгосрочную перспективу (40 место).

Традиционными преимуществами России являются высокий уровень развития человеческого капитала и значительный внутренний рынок, однако и в этих направлениях у России слабые драйверы роста

В частности, в рейтинге ВЭФ у России низкие показатели по способности привлекать и удерживать таланты, по развитию профессионального образования и доступности повышения квалификации на рабочих местах. Российские университеты находятся на достаточно высоком 11 месте по качеству образования, но при этом уровень преподавания естественнонаучных дисциплин и доступность ученых и инженеров оценивается ВЭФ на достаточно низком уровне.

Наилучшее положение России в рейтинге ВЭФ (6 место) наблюдается по показателю объема внутреннего рынка, однако одним из доминирующих факторов для российских потребителей остается цена продукта, а множество иных факторов (качество, экологичность, инновационность и т.д.) в значительно меньшей степени принимаются во внимание, что осложняет развитие современных и экологически чистых производств (табл. 1).

Заявляемые российским правительством приоритеты социально-экономического развития не формируют какого-либо стратегического видения российской промышленности и экономики будущего

По итогам прошлого года Правительство РФ опубликовало «100 важных социально-экономических решений 2017 года». Ключевой проблемой данного списка является отсутствие каких-либо приоритетов и критериев отнесения тех или иных решений к важным для экономики страны. В списке сейчас есть и достаточно масштабные вопросы (об утверждении отраслевых стратегий), и меры регулирующего характера, которые не будут оказывать столь значительного воздействия на социально-экономическое развитие (об изменениях в правилах дорожного движения для улучшения организации движения на перекрёстках).

Большинство же наиболее важных по оценке Правительства мер традиционно касаются социальной сферы: продление программы материнского капитала, решение о повышении МРОТ до прожиточного минимума, урегулирование торговли лекарственными препаратами и др. Однако среди важных мер почти нет таких, которые могли бы, например, способствовать росту качества будущих трудовых ресурсов. Так, в списке практически нет мер в области образования (кроме принятия закона о развитии профессионального образования и утверждения проекта по развитию кадров в сфере здравоохранения). При этом развитие человеческого капитала становится одним из ключевых факторов развития промышленности будущего.

В сфере инновационного развития важным решением стало принятие закона об использовании информационно-телекоммуникационных технологий в здравоохранении (телемедицины), сохранение ряда льгот для ИТ-компаний и утверждение научно-технической программы для сельского хозяйства. Однако современная промышленность и экономика требует гораздо более активной политики по поддержке научных организаций, инновационных компаний, развитию технологичных промышленных кластеров и новых направлений, таких как робототехника или технологии новых материалов.

Объем принятых правительством важных решений в области международной торговли, инвестиций, инфраструктуры также не соответствует масштабу проблем в этих сферах. Так, преодоление катастрофического недостатка транспортной инфраструктуры требует сегодня масштабных программ по ее строительству, а не только точечных мер по актуализации нормативов затрат на содержание и ремонт автомобильных дорог и разработке предложений по развитию беспилотного транспорта.

Несмотря на то, что 2017 г. стал годом экологии в России, практически не уделяется внимания вопросу номер один в мировой экологической повестке – о снижении выбросов парниковых газов и предотвращении изменения климата (табл. 2). При этом неготовность российской промышленности к учету и снижению выбросов парниковых газов становится препятствием для доступа на международные рынки и к иностранным инвестициям уже сейчас.

В целом, опубликование списка 100 важных социально-экономических решений правительства в 2017 г. в очередной раз поднимает вопрос о необходимости повышения качества государственного средне- и долгосрочного планирования. Несмотря на принятие в 2014 г. закона «О стратегическом планировании в РФ», в настоящее время система такого планирования не работает и, соответственно, не способствует формированию видения экономики и промышленности будущего для обеспечения конкурентоспособности российских производств на мировых рынках.

При этом, как отмечает ВЭФ, развитие современных производств требует согласованных действий различных стейкхолдеров, а это означает, что одним из ключевых направлений работы правительства должно также стать укрепление взаимосвязей с бизнесом, научными, образовательными и общественными организациями для разработки мер, адекватных потребностям промышленности и экономики будущего.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Читать дальше

Сформировать заказ ( 0 )