28.02.2023

"Маленький и еще меньше"

Вера Кононова — о том, что в 2022 году роль МСБ в российской экономике практически не изменилась

В 2022 году роль МСБ в российской экономике практически не изменилась. Количество МСП продолжает сокращаться, а возникающие новые субъекты микробизнеса не могут вырасти до объемов, соответствующих малым и средним компаниям. Действующая система поддержки субъектов МСП также ориентирована в основном на поддержку микробизнеса. Необходимо значительно расширить охват малых и средних предприятий существующими мерами поддержки, а также обеспечить их доступ к инфраструктуре и повысить степень защиты прав предпринимателей

Ситуация с МСБ по итогам 2022 года выглядит вполне благоприятной: нет ни резкого падения числа компаний, ни массовых увольнений. По данным ФНС, число малых и средних компаний и ИП, включенных в Реестр МСП, в начале 2023 года выросло на 100,2 тыс. год к году. Увеличилась и среднесписочная численность персонала в малом бизнесе — с 14,7 млн человек в начале 2022 года до 15,2 млн человек в начале 2023-го. Однако в текущей ситуации, когда бизнес мог бы изменить свою роль в экономике (в том числе в связи с уходом части зарубежных компаний с российского рынка, попаданием многих крупных компаний под санкции и т.д.), изменения этой роли не произошло. Как и ранее, МСБ остается скорее микробизнесом, который лишь в отдельных случаях может вырасти хотя бы до размеров, соответствующих малому и среднему бизнесу. Более того, тенденции указывают скорее на «измельчание» малого бизнеса (микробизнеса), чем на его рост. В связи с этим вклад МСП в экономику России остается скромным.

Тенденции указывают скорее на «измельчание» малого бизнеса (микробизнеса), чем на его рост

МАЛЫЙ БИЗНЕС ТЯГОТЕЕТ К МИКРОБИЗНЕСУ
В 2022 году продолжилась негативная тенденция «измельчания» малого и среднего бизнеса, когда количество более крупных субъектов МСП сокращается, а рост продолжается только среди компаний с наименьшими оборотами. Так, количество малых и средних компаний, включенных в Реестр МСП, в 2022 году уменьшилось на 34,7 тыс. единиц, а общий рост количества записей в этом реестре был связан с увеличением числа индивидуальных предпринимателей, подавляющее большинство которых относится к микробизнесу. Среди юридических лиц, относящихся к субъектам МСП, снижение затронуло все категории — от микрокомпаний до средних компаний (см. рисунок). При этом сопоставление этих данных со сведениями ЕГРЮЛ показывает, что уменьшение количества субъектов МСП в реестре не связано с их ростом и выходом за пределы малого и среднего бизнеса. В ЕГРЮЛ, куда входят все компании, в 2022 году было включено 260 тыс. новых организаций, но в то же время исключено 310 тыс., т.е. чистый отток компаний составляет около 50 тыс.

Рисунок 1. Изменение количества микрокомпаний, малых и средних юридических лиц в России в 2022 году*

 

При этом количество ИП за 2022 год, согласно Реестру МСП, выросло на 116,2 тыс. человек. Выросло и число самозанятых (на 2,7 млн человек) — как за счет лиц, ранее не регистрировавшихся как субъекты предпринимательской деятельности, так и за счет тех, кто сменил статус ИП на статус самозанятого (что также говорит об уменьшении масштабов предпринимательской деятельности).

На данный момент малый (не относящийся к микробизнесу) и средний бизнес — это весьма скромная часть российского сегмента МСП. В начале 2023 года на малые и средние предприятия, включенные в Реестр МСП, приходилось только 8,1 и 0,8% суммарной численности юрлиц соответственно. При этом среди индивидуальных предпринимателей эти показатели еще ниже: на малые предприятия приходится только 0,8%, а на средние — 0,1% суммарной численности ИП. Такое положение дел, сохраняющееся уже долгое время, говорит о том, что успешный рост бизнеса от микрокомпании (или отдельного предпринимателя) до малого или среднего предприятия — это скорее исключение, чем правило. Средние компании (согласно законодательству, это компании или ИП с оборотом 800 млн — 2 млрд рублей в год и численностью занятых в общем случае от 101 до 250 человек) остаются малочисленными: сейчас их около 18 тыс. во всей стране, причем более трети сосредоточено только в трех субъектах РФ — Москве, Санкт-Петербурге и Московской области.

Сложившаяся ситуация с недостаточным уровнем развития малого (не относящегося к микробизнесу) и среднего бизнеса — одна из важнейших причин низкого вклада субъектов МСП в экономику. Необходимо учитывать, что микробизнес с малым оборотом и малым числом занятых может успешно развиваться лишь в определенных сегментах экономики (чаще всего — в сфере услуг), в то время как многие обрабатывающие производства, развитие которых сейчас критически важно для структурной трансформации экономики, требуют большего объема капиталовложений и оборотов уже не микрокомпании, а малого или среднего предприятия.

СИТУАЦИЯ В РЕГИОНАХ
В 2022 году тенденция сокращения количества малых и средних юрлиц на фоне роста числа ИП и самозанятых наблюдалась в большинстве федеральных округов России (см. таблицу). Наиболее масштабное сокращение числа юрлиц — субъектов МСП наблюдалось в регионах Северо-Западного (на 3,9%), Приволжского (на 3,6%), Сибирского и Южного (на 3,4% в каждом) федеральных округов. В свою очередь, увеличение числа малых и средних юридических лиц по итогам 2022 года наблюдалось только в ЦФО (прежде всего за счет Москвы и Московской области, где количество малых и средних юрлиц увеличилось на 4,6 и 1,1% соответственно), а также в Северо-Кавказском федеральном округе, где положительные темпы роста этих показателей во многом связаны с эффектом низкой базы (на данные регионы приходится только 2,2% малых и средних юридических лиц в РФ). При этом во всех федеральных округах в 2022 году увеличилось количество индивидуальных предпринимателей, включенных в Реестр МСП, а также самозанятых.

Изменение количества субъектов МСП и самозанятых по федеральным округам России в 2022 году, % в годовом выражении

В 2022 году сокращение количества микрокомпраний, малых и средних юрлиц было зафиксировано в 70 из 85 регионов РФ. При этом в 13 регионах эти темпы оказались значительно выше среднероссийского показателя и составили 5–10%. Отметим, что в числе таких субъектов РФ оказалось немало промышленно развитых регионов, таких как Курская, Самарская, Волгоградская, Ивановская, Иркутская области.

В свою очередь, в 15 субъектах РФ количество юридических лиц, внесенных в Реестр МСП, по итогам 2022 года выросло. Однако в большинстве регионов, продемонстрировавших такие результаты (Чеченская и Карачаево-Черкесская республики, республики Калмыкия и Дагестан, Чукотский автономный округ, Магаданская область и др.), наблюдаемая динамика во многом обусловлена низкой базой прошлых лет (количество субъектов МСП в данных регионах традиционно невелико по сравнению с другими субъектами РФ) и чаще всего выражалась в ускоренном росте только микропредприятий. Вместе с тем в числе таких субъектов есть и крупнейшие по количеству действующих малых и средних юрлиц: Москва и Московская область, на которые сейчас приходится 25,4% всего количества российских юрлиц — субъектов МСП. В этих субъектах РФ в 2022 году наблюдался рост не только микробизнеса, но и малых предприятий (а в Москве также и средних предприятий, причем с высоким темпом, составившим 3,5%). Однако такие показатели только усиливают контрасты между ведущими центрами деловой активности и остальными субъектами РФ.

В 2022 году сокращение количества микрокомпраний, малых и средних юрлиц было зафиксировано в 70 из 85 регионов РФ

СИСТЕМА ПОДДЕРЖКИ МСП ПРАКТИЧЕСКИ НЕ СТИМУЛИРУЕТ РОСТ МСП
Сложившаяся ситуация с недостаточным уровнем развития более крупных форм МСБ является в том числе и результатом действующей системы поддержки МСП, которая ориентирована преимущественно на его микрочасть.

Ярким примером этого являются специальные налоговые режимы, которые имеют ограничения по годовому обороту до 60–150 млн рублей в год (хотя, согласно законодательству, предельный размер оборота малого предприятия составляет 800 млн рублей в год). Кроме того, для организаций и ИП при использовании специальных налоговых режимов установлены ограничения по численности занятых, стоимости основных средств на балансе организаций. Имеются также ограничения на применение данных режимов для определенных видов деятельности и др. Все это приводит к тому, что снижение налоговой нагрузки фактически предоставляется только микробизнесу. При этом рост бизнеса (по выручке или по числу занятых) до уровней, превышающих установленные лимиты для специальных налоговых режимов, означает для предприятия риски увеличения и налоговой, и административной нагрузки (связанной с переходом на общий порядок учета и отчетности). Такое положение не только не создает для компаний достаточных стимулов к росту, но еще и стимулирует их к «дроблению» растущего бизнеса, поскольку какие-либо специальные режимы для малых (кроме микрокомпаний) и средних предприятий отсутствуют. Стоит отметить, что недавно введенные «переходные положения» от упрощенной налоговой системы к общей системе налогообложения, предусматривающие повышенные ставки налога на доходы без утраты права перехода на упрощенную налоговую систему в следующем периоде, не решают проблемы отсутствия стимулов к росту бизнеса. Они лишь облегчают положение тех микрокомпаний, которые ненамного превысили требуемые годовые лимиты по выручке или числу занятых и могут в следующем периоде снова вернуться к лимитам упрощенной системы.

По сути, единственной мерой поддержки субъектов МСП в части налогов и взносов, распространяющейся не только на микробизнес, но и на остальные компании, является введенная с 2020 года мера по снижению страховых взносов на зарплату сотрудников предприятий, входящих в Реестр МСП (в части зарплаты, превышающей МРОТ). В частности, данная мера стала одним из стимулов к расширению и «обелению» занятости в малом бизнесе, о чем свидетельствуют показатели роста числа занятых в данном секторе. Однако одна эта мера не может служить достаточным стимулом для роста МСБ.

При этом в рамках национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», хотя и предполагается поддержка не только микрокомпаний, но и малого и среднего бизнеса, охват экономических субъектов этими мерами остается весьма узким.

В целом, нацпроект затрагивает многие важные направления развития МСБ, такие как льготное кредитование и доступ к рынку ценных бумаг, предоставление финансирования инновационным предприятиям, доступ к льготному лизингу, льготной аренде помещений, создание информационной инфраструктуры, информирующей субъектов МСП об имеющихся возможностях и т.д. Однако ряд целевых показателей национального проекта установлен на таком уровне, что при выполнении этого плана в 2024 году ситуация будет мало чем отличаться от картины 2018-2019 годов, когда нацпроект был разработан. Например, целевой показатель по обеспечению доступа субъектов МСП к производственным площадкам в промышленных парках и технопарках предполагает, что количество таких субъектов МСП должно увеличиться с 266 единиц на конец 2019 года до 778 единиц в 2024 году — при том что количество субъектов МСП приближается к 6 млн. Другим ярким примером является целевой показатель по охвату субъектов МСП кредитами по льготной ставке, который должен увеличиться с 11,2 тыс. на конец 2019 года до 13 тыс. в 2024 году.

Кроме того, в новой редакции нацпроекта (действует с 2021 года) были скорректированы в меньшую сторону или даже исключены некоторые более амбициозные показатели, характеризующие вклад МСБ в развитие экономики. Например, установленный в 2018 году целевой показатель по увеличению совокупного вклада субъектов МСП в ВВП России до 32,5% к 2024 году сейчас не используется. Целевой показатель по обеспечению занятости в малом и среднем бизнесе не менее 25 млн человек к 2024 году, использовавшийся в первоначальной редакции нацпроекта, сейчас заменен на 23 млн человек (или 25 млн вместе с самозанятыми). Однако корректировка целевых показателей не снимает с повестки дня важнейшую задачу — полноценное развитие не только микробизнеса, но и малых и средних предприятий в различных секторах экономики, которые необходимы для ее диверсификации, развития перерабатывающих производств и предоставления широкого спектра услуг для населения и бизнеса.

НЕОБХОДИМЫЕ ДЕЙСТВИЯ
Задача полноценного развития МСБ требует не просто реализации отдельных направлений поддержки малых и средних предприятий, а комплексных усилий, нацеленных на создание условий для развития микро-, малого и среднего бизнеса.

Наряду с направлениями работы, реализуемыми сейчас в рамках национального проекта «Малое и среднее предпринимательство», необходимо продолжить работу по направлениям, которые представители МСП отмечают как существенные препятствия к росту, а именно: недостаточный уровень защиты прав и свобод предпринимателей, а также отсутствие доступа к инфраструктуре (прежде всего, транспортной и логистической). Критически важным является продолжение работы по декриминализации бизнеса, а также по обеспечению беспрепятственного доступа для малых и средних промышленных и сельскохозяйственных предприятий к современным логистическим услугам и транспортировке готовой продукции, материалов и комплектующих как внутри страны, так и на экспорт.

При этом действующие инструменты поддержки, направленные на предоставление доступного финансирования малому и среднему бизнесу, необходимо кратно расширить, чтобы охват субъектов МСП данными мерами был не штучным, а массовым. Требуется также и корректировка специальных налоговых режимов для малого бизнеса, подразумевающая распространение возможностей их применения не только для микро-, но и малых компаний.

Источник: Банковское Обозрение

"Маленький и еще меньше"
Вера Кононова — о том, что в 2022 году роль МСБ в российской экономике практически не изменилась

В 2022 году роль МСБ в российской экономике практически не изменилась. Количество МСП продолжает сокращаться, а возникающие новые субъекты микробизнеса не могут вырасти до объемов, соответствующих малым и средним компаниям. Действующая система поддержки субъектов МСП также ориентирована в основном на поддержку микробизнеса. Необходимо значительно расширить охват малых и средних предприятий существующими мерами поддержки, а также обеспечить их доступ к инфраструктуре и повысить степень защиты прав предпринимателей

Ситуация с МСБ по итогам 2022 года выглядит вполне благоприятной: нет ни резкого падения числа компаний, ни массовых увольнений. По данным ФНС, число малых и средних компаний и ИП, включенных в Реестр МСП, в начале 2023 года выросло на 100,2 тыс. год к году. Увеличилась и среднесписочная численность персонала в малом бизнесе — с 14,7 млн человек в начале 2022 года до 15,2 млн человек в начале 2023-го. Однако в текущей ситуации, когда бизнес мог бы изменить свою роль в экономике (в том числе в связи с уходом части зарубежных компаний с российского рынка, попаданием многих крупных компаний под санкции и т.д.), изменения этой роли не произошло. Как и ранее, МСБ остается скорее микробизнесом, который лишь в отдельных случаях может вырасти хотя бы до размеров, соответствующих малому и среднему бизнесу. Более того, тенденции указывают скорее на «измельчание» малого бизнеса (микробизнеса), чем на его рост. В связи с этим вклад МСП в экономику России остается скромным.

Тенденции указывают скорее на «измельчание» малого бизнеса (микробизнеса), чем на его рост

МАЛЫЙ БИЗНЕС ТЯГОТЕЕТ К МИКРОБИЗНЕСУ
В 2022 году продолжилась негативная тенденция «измельчания» малого и среднего бизнеса, когда количество более крупных субъектов МСП сокращается, а рост продолжается только среди компаний с наименьшими оборотами. Так, количество малых и средних компаний, включенных в Реестр МСП, в 2022 году уменьшилось на 34,7 тыс. единиц, а общий рост количества записей в этом реестре был связан с увеличением числа индивидуальных предпринимателей, подавляющее большинство которых относится к микробизнесу. Среди юридических лиц, относящихся к субъектам МСП, снижение затронуло все категории — от микрокомпаний до средних компаний (см. рисунок). При этом сопоставление этих данных со сведениями ЕГРЮЛ показывает, что уменьшение количества субъектов МСП в реестре не связано с их ростом и выходом за пределы малого и среднего бизнеса. В ЕГРЮЛ, куда входят все компании, в 2022 году было включено 260 тыс. новых организаций, но в то же время исключено 310 тыс., т.е. чистый отток компаний составляет около 50 тыс.

Рисунок 1. Изменение количества микрокомпаний, малых и средних юридических лиц в России в 2022 году*

 

При этом количество ИП за 2022 год, согласно Реестру МСП, выросло на 116,2 тыс. человек. Выросло и число самозанятых (на 2,7 млн человек) — как за счет лиц, ранее не регистрировавшихся как субъекты предпринимательской деятельности, так и за счет тех, кто сменил статус ИП на статус самозанятого (что также говорит об уменьшении масштабов предпринимательской деятельности).

На данный момент малый (не относящийся к микробизнесу) и средний бизнес — это весьма скромная часть российского сегмента МСП. В начале 2023 года на малые и средние предприятия, включенные в Реестр МСП, приходилось только 8,1 и 0,8% суммарной численности юрлиц соответственно. При этом среди индивидуальных предпринимателей эти показатели еще ниже: на малые предприятия приходится только 0,8%, а на средние — 0,1% суммарной численности ИП. Такое положение дел, сохраняющееся уже долгое время, говорит о том, что успешный рост бизнеса от микрокомпании (или отдельного предпринимателя) до малого или среднего предприятия — это скорее исключение, чем правило. Средние компании (согласно законодательству, это компании или ИП с оборотом 800 млн — 2 млрд рублей в год и численностью занятых в общем случае от 101 до 250 человек) остаются малочисленными: сейчас их около 18 тыс. во всей стране, причем более трети сосредоточено только в трех субъектах РФ — Москве, Санкт-Петербурге и Московской области.

Сложившаяся ситуация с недостаточным уровнем развития малого (не относящегося к микробизнесу) и среднего бизнеса — одна из важнейших причин низкого вклада субъектов МСП в экономику. Необходимо учитывать, что микробизнес с малым оборотом и малым числом занятых может успешно развиваться лишь в определенных сегментах экономики (чаще всего — в сфере услуг), в то время как многие обрабатывающие производства, развитие которых сейчас критически важно для структурной трансформации экономики, требуют большего объема капиталовложений и оборотов уже не микрокомпании, а малого или среднего предприятия.

СИТУАЦИЯ В РЕГИОНАХ
В 2022 году тенденция сокращения количества малых и средних юрлиц на фоне роста числа ИП и самозанятых наблюдалась в большинстве федеральных округов России (см. таблицу). Наиболее масштабное сокращение числа юрлиц — субъектов МСП наблюдалось в регионах Северо-Западного (на 3,9%), Приволжского (на 3,6%), Сибирского и Южного (на 3,4% в каждом) федеральных округов. В свою очередь, увеличение числа малых и средних юридических лиц по итогам 2022 года наблюдалось только в ЦФО (прежде всего за счет Москвы и Московской области, где количество малых и средних юрлиц увеличилось на 4,6 и 1,1% соответственно), а также в Северо-Кавказском федеральном округе, где положительные темпы роста этих показателей во многом связаны с эффектом низкой базы (на данные регионы приходится только 2,2% малых и средних юридических лиц в РФ). При этом во всех федеральных округах в 2022 году увеличилось количество индивидуальных предпринимателей, включенных в Реестр МСП, а также самозанятых.

Изменение количества субъектов МСП и самозанятых по федеральным округам России в 2022 году, % в годовом выражении

В 2022 году сокращение количества микрокомпраний, малых и средних юрлиц было зафиксировано в 70 из 85 регионов РФ. При этом в 13 регионах эти темпы оказались значительно выше среднероссийского показателя и составили 5–10%. Отметим, что в числе таких субъектов РФ оказалось немало промышленно развитых регионов, таких как Курская, Самарская, Волгоградская, Ивановская, Иркутская области.

В свою очередь, в 15 субъектах РФ количество юридических лиц, внесенных в Реестр МСП, по итогам 2022 года выросло. Однако в большинстве регионов, продемонстрировавших такие результаты (Чеченская и Карачаево-Черкесская республики, республики Калмыкия и Дагестан, Чукотский автономный округ, Магаданская область и др.), наблюдаемая динамика во многом обусловлена низкой базой прошлых лет (количество субъектов МСП в данных регионах традиционно невелико по сравнению с другими субъектами РФ) и чаще всего выражалась в ускоренном росте только микропредприятий. Вместе с тем в числе таких субъектов есть и крупнейшие по количеству действующих малых и средних юрлиц: Москва и Московская область, на которые сейчас приходится 25,4% всего количества российских юрлиц — субъектов МСП. В этих субъектах РФ в 2022 году наблюдался рост не только микробизнеса, но и малых предприятий (а в Москве также и средних предприятий, причем с высоким темпом, составившим 3,5%). Однако такие показатели только усиливают контрасты между ведущими центрами деловой активности и остальными субъектами РФ.

В 2022 году сокращение количества микрокомпраний, малых и средних юрлиц было зафиксировано в 70 из 85 регионов РФ

СИСТЕМА ПОДДЕРЖКИ МСП ПРАКТИЧЕСКИ НЕ СТИМУЛИРУЕТ РОСТ МСП
Сложившаяся ситуация с недостаточным уровнем развития более крупных форм МСБ является в том числе и результатом действующей системы поддержки МСП, которая ориентирована преимущественно на его микрочасть.

Ярким примером этого являются специальные налоговые режимы, которые имеют ограничения по годовому обороту до 60–150 млн рублей в год (хотя, согласно законодательству, предельный размер оборота малого предприятия составляет 800 млн рублей в год). Кроме того, для организаций и ИП при использовании специальных налоговых режимов установлены ограничения по численности занятых, стоимости основных средств на балансе организаций. Имеются также ограничения на применение данных режимов для определенных видов деятельности и др. Все это приводит к тому, что снижение налоговой нагрузки фактически предоставляется только микробизнесу. При этом рост бизнеса (по выручке или по числу занятых) до уровней, превышающих установленные лимиты для специальных налоговых режимов, означает для предприятия риски увеличения и налоговой, и административной нагрузки (связанной с переходом на общий порядок учета и отчетности). Такое положение не только не создает для компаний достаточных стимулов к росту, но еще и стимулирует их к «дроблению» растущего бизнеса, поскольку какие-либо специальные режимы для малых (кроме микрокомпаний) и средних предприятий отсутствуют. Стоит отметить, что недавно введенные «переходные положения» от упрощенной налоговой системы к общей системе налогообложения, предусматривающие повышенные ставки налога на доходы без утраты права перехода на упрощенную налоговую систему в следующем периоде, не решают проблемы отсутствия стимулов к росту бизнеса. Они лишь облегчают положение тех микрокомпаний, которые ненамного превысили требуемые годовые лимиты по выручке или числу занятых и могут в следующем периоде снова вернуться к лимитам упрощенной системы.

По сути, единственной мерой поддержки субъектов МСП в части налогов и взносов, распространяющейся не только на микробизнес, но и на остальные компании, является введенная с 2020 года мера по снижению страховых взносов на зарплату сотрудников предприятий, входящих в Реестр МСП (в части зарплаты, превышающей МРОТ). В частности, данная мера стала одним из стимулов к расширению и «обелению» занятости в малом бизнесе, о чем свидетельствуют показатели роста числа занятых в данном секторе. Однако одна эта мера не может служить достаточным стимулом для роста МСБ.

При этом в рамках национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», хотя и предполагается поддержка не только микрокомпаний, но и малого и среднего бизнеса, охват экономических субъектов этими мерами остается весьма узким.

В целом, нацпроект затрагивает многие важные направления развития МСБ, такие как льготное кредитование и доступ к рынку ценных бумаг, предоставление финансирования инновационным предприятиям, доступ к льготному лизингу, льготной аренде помещений, создание информационной инфраструктуры, информирующей субъектов МСП об имеющихся возможностях и т.д. Однако ряд целевых показателей национального проекта установлен на таком уровне, что при выполнении этого плана в 2024 году ситуация будет мало чем отличаться от картины 2018-2019 годов, когда нацпроект был разработан. Например, целевой показатель по обеспечению доступа субъектов МСП к производственным площадкам в промышленных парках и технопарках предполагает, что количество таких субъектов МСП должно увеличиться с 266 единиц на конец 2019 года до 778 единиц в 2024 году — при том что количество субъектов МСП приближается к 6 млн. Другим ярким примером является целевой показатель по охвату субъектов МСП кредитами по льготной ставке, который должен увеличиться с 11,2 тыс. на конец 2019 года до 13 тыс. в 2024 году.

Кроме того, в новой редакции нацпроекта (действует с 2021 года) были скорректированы в меньшую сторону или даже исключены некоторые более амбициозные показатели, характеризующие вклад МСБ в развитие экономики. Например, установленный в 2018 году целевой показатель по увеличению совокупного вклада субъектов МСП в ВВП России до 32,5% к 2024 году сейчас не используется. Целевой показатель по обеспечению занятости в малом и среднем бизнесе не менее 25 млн человек к 2024 году, использовавшийся в первоначальной редакции нацпроекта, сейчас заменен на 23 млн человек (или 25 млн вместе с самозанятыми). Однако корректировка целевых показателей не снимает с повестки дня важнейшую задачу — полноценное развитие не только микробизнеса, но и малых и средних предприятий в различных секторах экономики, которые необходимы для ее диверсификации, развития перерабатывающих производств и предоставления широкого спектра услуг для населения и бизнеса.

НЕОБХОДИМЫЕ ДЕЙСТВИЯ
Задача полноценного развития МСБ требует не просто реализации отдельных направлений поддержки малых и средних предприятий, а комплексных усилий, нацеленных на создание условий для развития микро-, малого и среднего бизнеса.

Наряду с направлениями работы, реализуемыми сейчас в рамках национального проекта «Малое и среднее предпринимательство», необходимо продолжить работу по направлениям, которые представители МСП отмечают как существенные препятствия к росту, а именно: недостаточный уровень защиты прав и свобод предпринимателей, а также отсутствие доступа к инфраструктуре (прежде всего, транспортной и логистической). Критически важным является продолжение работы по декриминализации бизнеса, а также по обеспечению беспрепятственного доступа для малых и средних промышленных и сельскохозяйственных предприятий к современным логистическим услугам и транспортировке готовой продукции, материалов и комплектующих как внутри страны, так и на экспорт.

При этом действующие инструменты поддержки, направленные на предоставление доступного финансирования малому и среднему бизнесу, необходимо кратно расширить, чтобы охват субъектов МСП данными мерами был не штучным, а массовым. Требуется также и корректировка специальных налоговых режимов для малого бизнеса, подразумевающая распространение возможностей их применения не только для микро-, но и малых компаний.

Источник: Банковское Обозрение

Читать дальше

Читайте также
Сформировать заказ ( 0 )