20.03.2018

Дмитрий Плеханов выступил на XIX Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества (НИУ ВШЭ)

«Независимая газета» подготовила статью на основании материала ИКСИ
Один из вопросов после выборов: каких ждать экономических изменений? Владимир Путин говорит о необходимости рывка. Эксперты гадают, с каких реформ начнут власти. Многие делают ставку на пенсионную и частично налоговую реформы, не ожидая при этом более сложных структурных преобразований. Часть экспертов опасаются, что под лозунгами рывка экономика нырнет в новую рецессию. Как сообщают в Институте комплексных стратегических исследований (ИКСИ), промышленность РФ устаревает, и драйверов роста не проглядывается.

Основное, на чем планирует сконцентрироваться в своей деятельности вновь избранный президент Владимир Путин, – внутренняя повестка дня. 

Хотя, по словам Путина, без вопросов, связанных с обеспечением обороноспособности и безопасности, тоже не обойтись. К внутренней повестке он отнес «обеспечение темпов роста экономики РФ, придание ей инновационного характера, развитие здравоохранения, образования, промышленного производства, инфраструктуры и других направлений, важнейших для того, чтобы двигать страну вперед и поднимать уровень жизни наших граждан».

«Нам нужно осуществить… прорыв, рывок, мы можем это сделать», – сказал также Путин. Судя по его объяснениям, после инаугурации в правительстве пройдут изменения, включая, похоже, пост премьер-министра. «Что касается председателя правительства, правительства в целом – я, конечно, об этом думаю», – цитируют президента СМИ. 

Путин предложил своим соперникам по выборам вступить в диалог и объединить усилия «для конструктивной работы на благо страны». Как рассказал вчера бизнес-омбудсмен Борис Титов, России нужна смена экономической модели развития: «Мы надеемся, что президент нас услышит и наша программа станет основой экономического развития страны. Либо мы уходим обратно, опускаясь по уровню жизни до 1990-х, либо идем вперед, в экономику, основанную на активности самостоятельных, умных людей».

Однако смена экономической модели – процесс болезненный. Есть риск, что власти заболтают эту проблему и попытаются избежать кардинальных перемен. Или есть риск, что руководство страны сконцентрируется на наиболее простых в реализации реформах, проявив бухгалтерский подход, и отложит в долгий ящик более сложные преобразования, затрагивающие интересы в том числе самих властей. Эксперты расходятся в своих прогнозах.

Например, как сообщается в обзоре главного экономиста Альфа-банка Наталии Орловой, «уверенная победа Владимира Путина дает ему возможности для маневра, с одной стороны, но снижает стимулы к изменениям – с другой». «Значительная поддержка населения Владимира Путина имеет неоднозначные последствия. С одной стороны, это дает президенту возможности для свободы при принятии решений в области внутренней и внешней политики и, возможно, усилит попытки России оспорить доминирующую роль США в мире, – поясняет Орлова. – Тем не менее, с другой стороны, это снижает стимулы для проведения экономических реформ. Таким образом, мы подтверждаем свое мнение о том, что правительство после выборов сосредоточится скорее на бюджетной политике, отодвинув вопрос структурных реформ на второй план».

Как отметил в беседе с «НГ» директор Института стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев, скорее всего будут частично реализованы некоторые непопулярные реформы. И прежде всего есть большая вероятность повышения пенсионного возраста. «Общественное мнение уже к этому готовили», – замечает эксперт.

Правда, как говорит доцент Российского экономического университета Людмила  Иванова-Швец, хоть шансы на повышение пенсионного возраста сохраняются, «но произойдет это не так быстро, лет через пять». «Для проведения пенсионной реформы должны быть разумные и взвешенные предложения и желание государства переложить ответственность на самих работников. Например, меры, позволяющие работникам самим формировать свою пенсию и распоряжаться своими пенсионными накоплениями. Выработать такие  механизмы быстро невозможно,  вынесение и оценка предложения – один-два года, постепенное внедрение заберет еще несколько  лет», – поясняет экономист.

Если говорить о налоговых преобразованиях, то, как считает Николаев, власти могут договориться о налоговом маневре: имеется в виду маневр «22/22», налоговая девальвация – повышение ставки налога на добавленную стоимость до 22% с одновременным снижением до того же уровня налогов на фонд оплаты труда. Но, как уточняет Николаев, власти вряд ли решат проблему высокой налоговой нагрузки. Наоборот, по его словам, «она в ползучем порядке будет повышаться». Не стоит ждать введения прогрессивной шкалы налогообложения, добавляет он.

«Сейчас экономическая повестка формируется в основном на основе внешнего давления на Россию и носит изоляционный характер, – обращает внимание директор Института актуальной экономики Никита Исаев. – Внятный новый экономический путь пока не был анонсирован властью. Поэтому в первую очередь стоит ждать попытки мобилизовать все накопления людей и компаний. А это означает высокую налоговую нагрузку и сокращение объемов поддержки многих отраслей».

Также эксперты рассуждают о возможности курсовых колебаний. «Мне кажется, что простейшее действие, не несущее каких-то больших рисков, – это некоторое ослабление рубля», – полагает доцент Академии при президенте (РАНХиГС) Сергей Хестанов. По его словам, при большом вкладе нефтегазового сектора «даже умеренная девальвация стимулирует российскую экономику и наполняет федеральный бюджет». Это «самое простое, логичное и удобное для правительства» решение, говорит эксперт. Хотя Хестанов уточняет, что пока «острой необходимости в таком шаге не просматривается».

Рассуждая о перестановках в правительстве, Николаев отметил, что самая большая интрига – сыграет ли какую-либо роль в новом кабинете министров глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. Возникает также вопрос о посте премьера. Но в целом в экономическом блоке, по мнению эксперта, кардинально ничего не изменится.

Хотя есть и другие мнения: РИА Новости сообщают, что, по оценкам политолога Сергея Беспалова, в экономическом блоке не исключены заметные перестановки. «Кадровая политика в составе правительства как раз будет сочетать два принципа, которые поддержал электорат: стабильность и мягкий курс на перемены, – сказал «НГ» гендиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. –  Поэтому «костяк» продолжит работу по намеченным экономическим направлениям, которые поддержали избиратели, а вот тех, кто не соответствует требованиям идеологии технологических перемен, могут переставлять».

Предстоящие годы страна будет жить под лозунгами рывка, технологического скачка, экономического ускорения. Однако, как замечает Николаев, реальное положение дел с большой вероятностью будет отличаться от красивых воззваний, ведь диспропорции в экономике сохраняются, давление внешних факторов – тоже.

«Неэффективная, нереформированная, втянувшаяся в гонку вооружений, отягощенная санкциями экономика не способна к рывку», – предупреждает эксперт. По словам Николаева, ситуацию 2018–2019 годов можно будет охарактеризовать как «отстающее развитие». «А потом, если мы проболтаемся около нуля и проедим Фонд национального благосостояния, если санкционное противостояние достигнет пика и цены на нефть будут на относительно низком уровне – тогда мы можем серьезно просесть. То есть пока оценки такие: это будет стагнация с перспективой «нырка» вниз, ухода через несколько лет в рецессию», – говорит Николаев.

В понедельник специалисты ИКСИ предупредили, что «российская промышленность устаревает и не готова к будущей конкуренции с ведущими экономиками, но экономическая политика не направлена на реальное улучшение ситуации и не создает новые драйверы промышленного роста». К такому выводу они пришли, проанализировав оценки Всемирного экономического форума (ВЭФ) и 100 важных социально-экономических решений правительства за 2017 год.

«Россия, по классификации ВЭФ, занимает 35-е место в мире по текущему уровню развития промышленной базы, при этом данный уровень обусловлен в большей степени масштабами промышленного производства, нежели сложностью и комплексностью промышленных процессов, – отмечают в ИКСИ. – Так, по доле обрабатывающей промышленности в ВВП страны Россия опережает США, Великобританию и Францию. Однако по доле технологичных и высокотехнологичных отраслей в добавленной стоимости обрабатывающей промышленности Россия находится позади крупнейших экономик мира со значением показателя 25,6% по сравнению с 61,4% в Германии, 55,3% в Японии или 41,4% в Китае».

«Наша страна попадает в группу «традиционных и устаревающих» экономик, где в настоящий момент роль промышленности в экономике достаточно высока, но потенциал роста этого сектора в будущем низок», – добавляют исследователи. По их данным, ключевые проблемы российской промышленности – «слабая инновационность, низкая вовлеченность в международную торговлю, недоступность инвестиций и инфраструктуры и недостатки госрегулирования».

Традиционные преимущества РФ – «высокий уровень развития человеческого капитала и значительный внутренний рынок, однако и в этих направлениях у России слабые драйверы роста», продолжают в ИКСИ. «Заявляемые российским правительством приоритеты социально-экономического развития не формируют какого-либо стратегического видения российской промышленности и экономики будущего», – считают исследователи. И тех мер, которые все же принимаются для совершенствования профессионального образования, развития IT-сектора, инфраструктуры и т.п., пока крайне недостаточно.   

«Независимая газета»

Дмитрий Плеханов выступил на XIX Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества (НИУ ВШЭ)
«Независимая газета» подготовила статью на основании материала ИКСИ
Один из вопросов после выборов: каких ждать экономических изменений? Владимир Путин говорит о необходимости рывка. Эксперты гадают, с каких реформ начнут власти. Многие делают ставку на пенсионную и частично налоговую реформы, не ожидая при этом более сложных структурных преобразований. Часть экспертов опасаются, что под лозунгами рывка экономика нырнет в новую рецессию. Как сообщают в Институте комплексных стратегических исследований (ИКСИ), промышленность РФ устаревает, и драйверов роста не проглядывается.

Основное, на чем планирует сконцентрироваться в своей деятельности вновь избранный президент Владимир Путин, – внутренняя повестка дня. 

Хотя, по словам Путина, без вопросов, связанных с обеспечением обороноспособности и безопасности, тоже не обойтись. К внутренней повестке он отнес «обеспечение темпов роста экономики РФ, придание ей инновационного характера, развитие здравоохранения, образования, промышленного производства, инфраструктуры и других направлений, важнейших для того, чтобы двигать страну вперед и поднимать уровень жизни наших граждан».

«Нам нужно осуществить… прорыв, рывок, мы можем это сделать», – сказал также Путин. Судя по его объяснениям, после инаугурации в правительстве пройдут изменения, включая, похоже, пост премьер-министра. «Что касается председателя правительства, правительства в целом – я, конечно, об этом думаю», – цитируют президента СМИ. 

Путин предложил своим соперникам по выборам вступить в диалог и объединить усилия «для конструктивной работы на благо страны». Как рассказал вчера бизнес-омбудсмен Борис Титов, России нужна смена экономической модели развития: «Мы надеемся, что президент нас услышит и наша программа станет основой экономического развития страны. Либо мы уходим обратно, опускаясь по уровню жизни до 1990-х, либо идем вперед, в экономику, основанную на активности самостоятельных, умных людей».

Однако смена экономической модели – процесс болезненный. Есть риск, что власти заболтают эту проблему и попытаются избежать кардинальных перемен. Или есть риск, что руководство страны сконцентрируется на наиболее простых в реализации реформах, проявив бухгалтерский подход, и отложит в долгий ящик более сложные преобразования, затрагивающие интересы в том числе самих властей. Эксперты расходятся в своих прогнозах.

Например, как сообщается в обзоре главного экономиста Альфа-банка Наталии Орловой, «уверенная победа Владимира Путина дает ему возможности для маневра, с одной стороны, но снижает стимулы к изменениям – с другой». «Значительная поддержка населения Владимира Путина имеет неоднозначные последствия. С одной стороны, это дает президенту возможности для свободы при принятии решений в области внутренней и внешней политики и, возможно, усилит попытки России оспорить доминирующую роль США в мире, – поясняет Орлова. – Тем не менее, с другой стороны, это снижает стимулы для проведения экономических реформ. Таким образом, мы подтверждаем свое мнение о том, что правительство после выборов сосредоточится скорее на бюджетной политике, отодвинув вопрос структурных реформ на второй план».

Как отметил в беседе с «НГ» директор Института стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев, скорее всего будут частично реализованы некоторые непопулярные реформы. И прежде всего есть большая вероятность повышения пенсионного возраста. «Общественное мнение уже к этому готовили», – замечает эксперт.

Правда, как говорит доцент Российского экономического университета Людмила  Иванова-Швец, хоть шансы на повышение пенсионного возраста сохраняются, «но произойдет это не так быстро, лет через пять». «Для проведения пенсионной реформы должны быть разумные и взвешенные предложения и желание государства переложить ответственность на самих работников. Например, меры, позволяющие работникам самим формировать свою пенсию и распоряжаться своими пенсионными накоплениями. Выработать такие  механизмы быстро невозможно,  вынесение и оценка предложения – один-два года, постепенное внедрение заберет еще несколько  лет», – поясняет экономист.

Если говорить о налоговых преобразованиях, то, как считает Николаев, власти могут договориться о налоговом маневре: имеется в виду маневр «22/22», налоговая девальвация – повышение ставки налога на добавленную стоимость до 22% с одновременным снижением до того же уровня налогов на фонд оплаты труда. Но, как уточняет Николаев, власти вряд ли решат проблему высокой налоговой нагрузки. Наоборот, по его словам, «она в ползучем порядке будет повышаться». Не стоит ждать введения прогрессивной шкалы налогообложения, добавляет он.

«Сейчас экономическая повестка формируется в основном на основе внешнего давления на Россию и носит изоляционный характер, – обращает внимание директор Института актуальной экономики Никита Исаев. – Внятный новый экономический путь пока не был анонсирован властью. Поэтому в первую очередь стоит ждать попытки мобилизовать все накопления людей и компаний. А это означает высокую налоговую нагрузку и сокращение объемов поддержки многих отраслей».

Также эксперты рассуждают о возможности курсовых колебаний. «Мне кажется, что простейшее действие, не несущее каких-то больших рисков, – это некоторое ослабление рубля», – полагает доцент Академии при президенте (РАНХиГС) Сергей Хестанов. По его словам, при большом вкладе нефтегазового сектора «даже умеренная девальвация стимулирует российскую экономику и наполняет федеральный бюджет». Это «самое простое, логичное и удобное для правительства» решение, говорит эксперт. Хотя Хестанов уточняет, что пока «острой необходимости в таком шаге не просматривается».

Рассуждая о перестановках в правительстве, Николаев отметил, что самая большая интрига – сыграет ли какую-либо роль в новом кабинете министров глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. Возникает также вопрос о посте премьера. Но в целом в экономическом блоке, по мнению эксперта, кардинально ничего не изменится.

Хотя есть и другие мнения: РИА Новости сообщают, что, по оценкам политолога Сергея Беспалова, в экономическом блоке не исключены заметные перестановки. «Кадровая политика в составе правительства как раз будет сочетать два принципа, которые поддержал электорат: стабильность и мягкий курс на перемены, – сказал «НГ» гендиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. –  Поэтому «костяк» продолжит работу по намеченным экономическим направлениям, которые поддержали избиратели, а вот тех, кто не соответствует требованиям идеологии технологических перемен, могут переставлять».

Предстоящие годы страна будет жить под лозунгами рывка, технологического скачка, экономического ускорения. Однако, как замечает Николаев, реальное положение дел с большой вероятностью будет отличаться от красивых воззваний, ведь диспропорции в экономике сохраняются, давление внешних факторов – тоже.

«Неэффективная, нереформированная, втянувшаяся в гонку вооружений, отягощенная санкциями экономика не способна к рывку», – предупреждает эксперт. По словам Николаева, ситуацию 2018–2019 годов можно будет охарактеризовать как «отстающее развитие». «А потом, если мы проболтаемся около нуля и проедим Фонд национального благосостояния, если санкционное противостояние достигнет пика и цены на нефть будут на относительно низком уровне – тогда мы можем серьезно просесть. То есть пока оценки такие: это будет стагнация с перспективой «нырка» вниз, ухода через несколько лет в рецессию», – говорит Николаев.

В понедельник специалисты ИКСИ предупредили, что «российская промышленность устаревает и не готова к будущей конкуренции с ведущими экономиками, но экономическая политика не направлена на реальное улучшение ситуации и не создает новые драйверы промышленного роста». К такому выводу они пришли, проанализировав оценки Всемирного экономического форума (ВЭФ) и 100 важных социально-экономических решений правительства за 2017 год.

«Россия, по классификации ВЭФ, занимает 35-е место в мире по текущему уровню развития промышленной базы, при этом данный уровень обусловлен в большей степени масштабами промышленного производства, нежели сложностью и комплексностью промышленных процессов, – отмечают в ИКСИ. – Так, по доле обрабатывающей промышленности в ВВП страны Россия опережает США, Великобританию и Францию. Однако по доле технологичных и высокотехнологичных отраслей в добавленной стоимости обрабатывающей промышленности Россия находится позади крупнейших экономик мира со значением показателя 25,6% по сравнению с 61,4% в Германии, 55,3% в Японии или 41,4% в Китае».

«Наша страна попадает в группу «традиционных и устаревающих» экономик, где в настоящий момент роль промышленности в экономике достаточно высока, но потенциал роста этого сектора в будущем низок», – добавляют исследователи. По их данным, ключевые проблемы российской промышленности – «слабая инновационность, низкая вовлеченность в международную торговлю, недоступность инвестиций и инфраструктуры и недостатки госрегулирования».

Традиционные преимущества РФ – «высокий уровень развития человеческого капитала и значительный внутренний рынок, однако и в этих направлениях у России слабые драйверы роста», продолжают в ИКСИ. «Заявляемые российским правительством приоритеты социально-экономического развития не формируют какого-либо стратегического видения российской промышленности и экономики будущего», – считают исследователи. И тех мер, которые все же принимаются для совершенствования профессионального образования, развития IT-сектора, инфраструктуры и т.п., пока крайне недостаточно.   

«Независимая газета»

Читать дальше

Сформировать заказ ( 0 )