ДКП и финансовая система
27.03.2017

Снижение ключевой ставки, которое сложно заметить

Банк России по итогам заседания Совета директоров 24 марта принял решение снизить ключевую ставку с 10,00% до 9,75%. Однако смягчением денежно-кредитной политики это не назовешь.

Текст пресс-релиза показывает, что Банк России и дальше пытается бороться с инфляцией через борьбу со спросом. Получается, что для того, чтобы инфляция была и низкой, и стабильной, нужно, чтобы у покупателей не было денег на покупки. Тогда и ценам расти будет не с чего. Однако игнорируется другая логика. А что если и спрос будет расти, но еще и предложение товаров и услуг будет его обгонять? Что, если стоит помочь производителям производить больше конкурентоспособных товаров, заставляя их в рамках конкурентной борьбы если и не снижать цены, то по крайней мере очень медленно их повышать?

Иными словами, у ЦБ есть выбор между двумя вариантами. Первый – ориентироваться на то, чтобы потребительская активность (спрос) не росла быстрее, чем предложение товаров и услуг. Второй – чтобы объемы производства росли быстрее, чем потребительская активность.

Банк России – за первый подход. Проблема второго подхода – очень много работы и большая ответственность. Одно дело – «ударить» по спросу и потом отчитаться о снижении инфляции. И совсем другое дело – создавать систему стимулов для производителей, которая бы и к росту производства вела, и однозначно инфляционного эффекта не имела.

Однако в этом и состоит настоящая миссия ЦБ в экономике. Не зря среди экономистов в мире все чаще звучат голоса о том, что центральные банки должны иметь цели не только в отношении инфляции, но и в отношении других макроэкономических показателей. Продолжая держать ставку на запредельно высоком уровне (фактическая инфляция уже 4,6% в годовом выражении, а ожидаемая на конец года – 4,0%), Банк России продолжает успешный путь к достижению им же поставленной цели. Но когда целевым является лишь один показатель, обеспечить его достижение можно и сомнительными с точки зрения экономического развития методами. И это еще не говоря о том, что хотелось бы понять, почему Банк России считает, почему при инфляции в 4% российская экономика будет здоровее и быстрее расти, чем при инфляции в 5% или 6%.

А в рамках текущей политики российского ЦБ проблемы предложения не решаются. Более того, Банк России фактически заставляет даже тех, кто готов инвестировать, откладывать свои решения. Сейчас сложилась ситуация, когда участникам рынка становится понятно, что существенное снижение ставки назрело. Да, ЦБ может продолжать и дальше держать ключевую ставку на завышенном уровне, и очень долго держать, но это будет означать лишь то, что инвестиции пойдут еще позже.

Так что вряд ли наша экономика заметит это снижение ставки. Изменение процентных ставок на рынке на 0,25 п.п. часто происходит и без вмешательства ЦБ. И на чьи-либо возможности по привлечению кредитов это существенно не повлияет. Разве что останутся довольны те, кто спекулирует на разнице процентных ставок в России и в развитых странах. Занимать за рубежом почти под 0% и покупать рублевые активы с высокими ставками – хороший бизнес. При текущих условиях он явно выгоднее, чем заниматься реальным производством.

Снижение ключевой ставки, которое сложно заметить
Банк России по итогам заседания Совета директоров 24 марта принял решение снизить ключевую ставку с 10,00% до 9,75%. Однако смягчением денежно-кредитной политики это не назовешь.

Текст пресс-релиза показывает, что Банк России и дальше пытается бороться с инфляцией через борьбу со спросом. Получается, что для того, чтобы инфляция была и низкой, и стабильной, нужно, чтобы у покупателей не было денег на покупки. Тогда и ценам расти будет не с чего. Однако игнорируется другая логика. А что если и спрос будет расти, но еще и предложение товаров и услуг будет его обгонять? Что, если стоит помочь производителям производить больше конкурентоспособных товаров, заставляя их в рамках конкурентной борьбы если и не снижать цены, то по крайней мере очень медленно их повышать?

Иными словами, у ЦБ есть выбор между двумя вариантами. Первый – ориентироваться на то, чтобы потребительская активность (спрос) не росла быстрее, чем предложение товаров и услуг. Второй – чтобы объемы производства росли быстрее, чем потребительская активность.

Банк России – за первый подход. Проблема второго подхода – очень много работы и большая ответственность. Одно дело – «ударить» по спросу и потом отчитаться о снижении инфляции. И совсем другое дело – создавать систему стимулов для производителей, которая бы и к росту производства вела, и однозначно инфляционного эффекта не имела.

Однако в этом и состоит настоящая миссия ЦБ в экономике. Не зря среди экономистов в мире все чаще звучат голоса о том, что центральные банки должны иметь цели не только в отношении инфляции, но и в отношении других макроэкономических показателей. Продолжая держать ставку на запредельно высоком уровне (фактическая инфляция уже 4,6% в годовом выражении, а ожидаемая на конец года – 4,0%), Банк России продолжает успешный путь к достижению им же поставленной цели. Но когда целевым является лишь один показатель, обеспечить его достижение можно и сомнительными с точки зрения экономического развития методами. И это еще не говоря о том, что хотелось бы понять, почему Банк России считает, почему при инфляции в 4% российская экономика будет здоровее и быстрее расти, чем при инфляции в 5% или 6%.

А в рамках текущей политики российского ЦБ проблемы предложения не решаются. Более того, Банк России фактически заставляет даже тех, кто готов инвестировать, откладывать свои решения. Сейчас сложилась ситуация, когда участникам рынка становится понятно, что существенное снижение ставки назрело. Да, ЦБ может продолжать и дальше держать ключевую ставку на завышенном уровне, и очень долго держать, но это будет означать лишь то, что инвестиции пойдут еще позже.

Так что вряд ли наша экономика заметит это снижение ставки. Изменение процентных ставок на рынке на 0,25 п.п. часто происходит и без вмешательства ЦБ. И на чьи-либо возможности по привлечению кредитов это существенно не повлияет. Разве что останутся довольны те, кто спекулирует на разнице процентных ставок в России и в развитых странах. Занимать за рубежом почти под 0% и покупать рублевые активы с высокими ставками – хороший бизнес. При текущих условиях он явно выгоднее, чем заниматься реальным производством.

Читать дальше

Сформировать заказ ( 0 )