ДКП и финансовая система
26.04.2017

О курсе рубля и росте экономики

Рост курса рубля и его повышенная волатильность имеют явные негативные эффекты, а попытки бороться с валютными спекуляциями исключительно с помощью ключевой ставки обречены на провал.

В настоящее время ряд экономистов утверждает, что слабый рубль не даст существенного ускорения темпов экономики. Они убеждены, что снижение курса рубля даст только краткосрочный позитивный эффект. Однако нельзя забывать о том, что в российских условиях переукрепление рубля несет в себе значительные риски, и важно, чтобы текущая политика финансовых властей не способствовала этому.

Рубль уже сейчас очень крепкий. По итогам марта 2017 г. реальный курс рубля к доллару вырос на 29,1% в годовом выражении, а реальный эффективный курс – на 33,2%. Эти изменения (и особенно их масштаб) не могли не оказать влияние на принятие решений бизнесом – планы и инвестиционные идеи, которые просчитывались год назад, сейчас уже могут оказаться неработоспособными и внедрены не будут. И темпы экономического роста уже в этом году могут оказаться меньше, чем могли бы быть.

Укрепление рубля не способствует модернизации экономики

Рассматривая влияние курса рубля на темпы роста экономики, необходимо обращать внимание и на механизмы этого роста. В стране давно идут разговоры о том, что нам нужны не просто какие-то темпы роста, а качественное изменение структуры экономики. Но рост курса рубля этому не способствует. Часто звучит мысль о том, что рост курса удешевляет не только потребительский импорт, но и делает более доступным иностранное оборудование, облегчая модернизацию. Однако вряд ли снижение цены оборудования на 10% будет решающим фактором при принятии решения об инвестициях. Как минимум, не менее важными факторами здесь будут доступность кредита (и уровень процентных издержек) и состояние спроса на рынках сбыта. Но за последний квартал, когда происходило мощное укрепление рубля, ключевая ставка была снижена лишь с 10,00% до 9,75% годовых, а спрос продолжает пребывать в стагнации – оборот розничной торговли сокращается уже 26 месяцев подряд. Нужно учитывать, что инвестиции осуществляются на длительный срок, и способность в будущем платить по кредитам является не менее важным фактором, чем текущая стоимость чего-либо.

Вместе с тем, снижение стоимости импорта происходит не только по инвестиционным товарам, но и по потребительским. В результате, импорт опять становится более конкурентоспособным по цене, а российские производители в очередной раз понимают, что появляющиеся возможности для роста не стоит рассматривать как долгосрочные, и лучше вкладываться в то, что может принести результат уже в краткосрочном периоде.

Манипуляции с ключевой ставкой наносят дополнительный удар по экономике, но динамика курса продолжает определяться стоимостью нефти и спекуляциями

Что озвучиваемый механизм негативного влияния снижения курса рубля на темпы экономического роста предполагает, что ослабление курса просто заставит ЦБ поднять ставки, в результате чего в экономике сохранится низкий уровень инвестиционной активности. Получается интересная дилемма – говорится о том, что ставка не должна быть низкой, чтобы банки не использовали систему рефинансирования ЦБ для осуществления спекуляций с валютой, но одновременно считается допустимым устанавливать высокую ключевую ставку, которая способствует выгодности спекулятивных операций на валютном рынке на валюту, занимаемую на западных рынках. Таким образом, вопрос лишь в том, кто осуществляет спекуляции с рублем. А это значит, что Банк России должен использовать другие инструменты воздействия на валютный рынок.

Не стоит забывать, что рубль на данный момент остается во многом сырьевой валютой, а Россия – развивающейся экономикой, и поэтому переход на стандарты денежно-кредитной политики, характерной для развитых стран, вряд ли полностью возможен (даже если оставить в стороне вопрос о необходимости этого). Цены на нефть продолжают играть важнейшую роль в установлении курса. Соответственно, спекулятивные атаки на рубль, или хотя бы основания для них, будут периодически возникать. Но бороться с ними одной лишь процентной ставкой очень опасно. Субъекты экономики должны понимать, что управление ключевой ставкой – это больше, чем борьба с валютными спекуляциями и даже с инфляцией. Они должны понимать, для чего ведется эта борьба, ее конечную цель.

Существенное замедление годовой инфляции почти до 4% рассматривается как заслуга ЦБ. Однако что будет, если цены на нефть вдруг упадут снова до 30 долларов за баррель и курс рубля резко пойдет вниз? ЦБ снова повысит ключевую ставку, чтобы снизить действие спекулятивного и проинфляционного фактора? Даже когда Минфин объявил о проведении операций по покупке валюты, ЦБ сразу же отреагировал ужесточением риторики в отношении денежно-кредитной политики, рассматривая эти операции (не очень большие по объему) в качестве проинфляционного фактора. В условиях, когда конъюнктура (особенно нефтяная) может столь значительно влиять на действия ЦБ, не стоит строить иллюзий относительно текущей денежно-кредитной политики. Россия сейчас не в состоянии поддерживать режим «чистого» таргетирования инфляции, а успехи на этом поприще возможны только лишь при удачном для ЦБ стечении обстоятельств.

Самая большая проблема – волатильность курса

Изменение подхода ЦБ к валютной политике совсем не обязательно предполагает переход к таргетированию курса. Речь сегодня должна идти не о таргетировании, а об определенном ограничении волатильности курса. Текущая волатильность курса уже стала большой проблемой, причем как для бизнеса, так и для самого ЦБ. В российских условиях значительное укрепление рубля, как правило, сменяется столь же существенным его падением. Таким образом, чем выше рост курса, тем выше потенциал его снижения в будущем. В этой связи некоторое ограничение волатильности курса национальной валюты, прежде всего в виде сдерживания чрезмерного роста курса в период относительно благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры, позволило бы сгладить негативный эффект для экономики в долгосрочном периоде. Даже развитые страны, формально придерживающиеся плавающих валютных курсов, готовы воздействовать на курс национальной валюты, когда он доходит до уровня, угрожающего национальным интересам.

О курсе рубля и росте экономики
Рост курса рубля и его повышенная волатильность имеют явные негативные эффекты, а попытки бороться с валютными спекуляциями исключительно с помощью ключевой ставки обречены на провал.

В настоящее время ряд экономистов утверждает, что слабый рубль не даст существенного ускорения темпов экономики. Они убеждены, что снижение курса рубля даст только краткосрочный позитивный эффект. Однако нельзя забывать о том, что в российских условиях переукрепление рубля несет в себе значительные риски, и важно, чтобы текущая политика финансовых властей не способствовала этому.

Рубль уже сейчас очень крепкий. По итогам марта 2017 г. реальный курс рубля к доллару вырос на 29,1% в годовом выражении, а реальный эффективный курс – на 33,2%. Эти изменения (и особенно их масштаб) не могли не оказать влияние на принятие решений бизнесом – планы и инвестиционные идеи, которые просчитывались год назад, сейчас уже могут оказаться неработоспособными и внедрены не будут. И темпы экономического роста уже в этом году могут оказаться меньше, чем могли бы быть.

Укрепление рубля не способствует модернизации экономики

Рассматривая влияние курса рубля на темпы роста экономики, необходимо обращать внимание и на механизмы этого роста. В стране давно идут разговоры о том, что нам нужны не просто какие-то темпы роста, а качественное изменение структуры экономики. Но рост курса рубля этому не способствует. Часто звучит мысль о том, что рост курса удешевляет не только потребительский импорт, но и делает более доступным иностранное оборудование, облегчая модернизацию. Однако вряд ли снижение цены оборудования на 10% будет решающим фактором при принятии решения об инвестициях. Как минимум, не менее важными факторами здесь будут доступность кредита (и уровень процентных издержек) и состояние спроса на рынках сбыта. Но за последний квартал, когда происходило мощное укрепление рубля, ключевая ставка была снижена лишь с 10,00% до 9,75% годовых, а спрос продолжает пребывать в стагнации – оборот розничной торговли сокращается уже 26 месяцев подряд. Нужно учитывать, что инвестиции осуществляются на длительный срок, и способность в будущем платить по кредитам является не менее важным фактором, чем текущая стоимость чего-либо.

Вместе с тем, снижение стоимости импорта происходит не только по инвестиционным товарам, но и по потребительским. В результате, импорт опять становится более конкурентоспособным по цене, а российские производители в очередной раз понимают, что появляющиеся возможности для роста не стоит рассматривать как долгосрочные, и лучше вкладываться в то, что может принести результат уже в краткосрочном периоде.

Манипуляции с ключевой ставкой наносят дополнительный удар по экономике, но динамика курса продолжает определяться стоимостью нефти и спекуляциями

Что озвучиваемый механизм негативного влияния снижения курса рубля на темпы экономического роста предполагает, что ослабление курса просто заставит ЦБ поднять ставки, в результате чего в экономике сохранится низкий уровень инвестиционной активности. Получается интересная дилемма – говорится о том, что ставка не должна быть низкой, чтобы банки не использовали систему рефинансирования ЦБ для осуществления спекуляций с валютой, но одновременно считается допустимым устанавливать высокую ключевую ставку, которая способствует выгодности спекулятивных операций на валютном рынке на валюту, занимаемую на западных рынках. Таким образом, вопрос лишь в том, кто осуществляет спекуляции с рублем. А это значит, что Банк России должен использовать другие инструменты воздействия на валютный рынок.

Не стоит забывать, что рубль на данный момент остается во многом сырьевой валютой, а Россия – развивающейся экономикой, и поэтому переход на стандарты денежно-кредитной политики, характерной для развитых стран, вряд ли полностью возможен (даже если оставить в стороне вопрос о необходимости этого). Цены на нефть продолжают играть важнейшую роль в установлении курса. Соответственно, спекулятивные атаки на рубль, или хотя бы основания для них, будут периодически возникать. Но бороться с ними одной лишь процентной ставкой очень опасно. Субъекты экономики должны понимать, что управление ключевой ставкой – это больше, чем борьба с валютными спекуляциями и даже с инфляцией. Они должны понимать, для чего ведется эта борьба, ее конечную цель.

Существенное замедление годовой инфляции почти до 4% рассматривается как заслуга ЦБ. Однако что будет, если цены на нефть вдруг упадут снова до 30 долларов за баррель и курс рубля резко пойдет вниз? ЦБ снова повысит ключевую ставку, чтобы снизить действие спекулятивного и проинфляционного фактора? Даже когда Минфин объявил о проведении операций по покупке валюты, ЦБ сразу же отреагировал ужесточением риторики в отношении денежно-кредитной политики, рассматривая эти операции (не очень большие по объему) в качестве проинфляционного фактора. В условиях, когда конъюнктура (особенно нефтяная) может столь значительно влиять на действия ЦБ, не стоит строить иллюзий относительно текущей денежно-кредитной политики. Россия сейчас не в состоянии поддерживать режим «чистого» таргетирования инфляции, а успехи на этом поприще возможны только лишь при удачном для ЦБ стечении обстоятельств.

Самая большая проблема – волатильность курса

Изменение подхода ЦБ к валютной политике совсем не обязательно предполагает переход к таргетированию курса. Речь сегодня должна идти не о таргетировании, а об определенном ограничении волатильности курса. Текущая волатильность курса уже стала большой проблемой, причем как для бизнеса, так и для самого ЦБ. В российских условиях значительное укрепление рубля, как правило, сменяется столь же существенным его падением. Таким образом, чем выше рост курса, тем выше потенциал его снижения в будущем. В этой связи некоторое ограничение волатильности курса национальной валюты, прежде всего в виде сдерживания чрезмерного роста курса в период относительно благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры, позволило бы сгладить негативный эффект для экономики в долгосрочном периоде. Даже развитые страны, формально придерживающиеся плавающих валютных курсов, готовы воздействовать на курс национальной валюты, когда он доходит до уровня, угрожающего национальным интересам.

Читать дальше

Сформировать заказ ( 0 )